//НАШИ ПАРТНЕРЫ

//Новости

//Сад и огород

//новости 24СМИ

podpiska-pochta

//Поп-новости

//Новости news.net.finam.ru

//Образование

Пятьдесят оттенков среднего

№ 43(534) от 2.11.16 [«Аргументы Недели », Анна САМОНОВА ]

Пятьдесят оттенков среднего
Фото РИА Новости

В июле 2016 г. вице-премьер Ольга Голодец ошарашила интеллектуальную публику: дескать, 65% россиян не требуется высшее образование, таков запрос нынешней модели экономики. Дмитрий Медведев, главный мозг правительства, ещё шесть лет назад предупреждал: России нужны именно рабочие. Казалось бы, после такого «наката» должны пышным цветом возродиться ПТУ и техникумы. Однако ничего подобного не происходит: специалисты среднего звена, как между двух стульев, потерялись рядом с «вышкой» и гастарбайтерами.

Круче, чем МГУ 

Вообще-то ни в одной развитой стране лидеры до Медведева не брали на себя смелость сказать: мол, развелось слишком много умных, нам надобно поглупее. По уму ведь, чем квалифицированнее специалист – тем лучше. В Сингапуре, одном из самых развитых государств на планете, на которое нам всё настойчивее советуют равняться, при Ли Кван Ю повышение IQ официально объявлено национальной идеей.

«Не будешь учиться – пойдёшь в ПТУ» – эта фраза была нарицательной при Сталине, но до сих пор пугает школьников. Во времена СССР техникумы и училища создавались для выполнения плана по индустриализации страны, поэтому обучение в них велось без лишней «болтологии»: сварщик изучал только сварочное дело, токарь – токарное и т.д. После обучения в ПТУ в промышленности к 1940 г. работали 19,7 миллиона человек. Для сравнения: в России, где сейчас звучат громкие слова о «необходимости рабочих рук», в промышленности заняты всего 11 млн человек. В Советском Союзе поступление в ПТУ также становилось способом побега из колхозов – 15-летние школьники с удовольствием уезжали из родного дома на обучение. Система среднего образования была поделена на училища и техникумы – в первых обучали специалистов низшего звена: столяров, продавцов, поваров; во вторых же – мастеров-управленцев: инженеров, архитекторов, художников-оформителей. В 1954 г. туда шли 60% школьников, в конце 1960-х гг. – 30%, а в 1976 г. – всего лишь 3%. Хотя в «застойных 70-х» в стране действовало 2200 ПТУ.

В начале 90-х прошлого века высшее образование обесценилось – в период «шальных» денег можно было «поймать удачу за хвост» вообще без образования. В середине «лихих» хорошее образование снова стало частью успешной карьеры, а сами вузы стали «лайтовыми» – на коммерцию брали почти всех, появилось бесчисленное количество всевозможных филиалов и филиальчиков. Поступай – не хочу.

Результат не заставил себя ждать – в начале нулевых количество студентов вузов скакнуло с 2790 тыс. до 4741 тыс. человек по сравнению с 1995 годом и продолжало расти до 2008 года. Рынок труда наводнили полчища юристов, экономистов и менеджеров, этот рост должен был когда-то упереться в потолок. Но с 2008 г. количество вузов сократилось с 1134 до 896, а студентов меньше чуть ли не вдвое: с 7513 тыс. до 4766 тыс. человек.

В 2010 г. Дмитрий Медведев заявил, что «стране нужны рабочие», так как управлять готов каждый второй, а вот работать некому. Закон «Об образовании» в 2012 г. реформировал систему ссузов, переименовав ПТУ на иностранный манер и включив новоиспечённые «колледжи» в систему техникумов. Помогли и трепет учеников перед ЕГЭ, и стремительно сокращающееся число бюджетных мест в вузах.

– Я ушёл после девятого, потому что думал, что не смогу окончить школу, – рассказывает студент политехнического техникума Максим. – А в приёмную комиссию колледжей и техникумов нужно предоставить только аттестат. Никаких экзаменов, никакого стресса. Берут почти всех желающих, предоставляют общежитие и стипендии, часто выше, чем в самых престижных вузах. Кроме того, школьники в основном поступают на бюджет, но даже на коммерческой основе плата за обучение редко поднимается выше 70 тысяч рублей в год – против 150–300 тысяч рублей в вузах. Кстати, у многих моих знакомых сами родители настаивают на получении ребёнком среднего профессионального образования, так как считают, что после окончания ссуза их чадо будет гарантированно трудоустроено.

Согласно исследованию портала Superjob.ru, у родителей с невысоким доходом дети после школы поступают в колледжи и училища чаще, чем в вузы (35% и 33% соответственно), количество респондентов, чьи дети выбрали обучение в техникумах и училищах, сегодня максимально – 23% (6 лет назад – 8%). Всего-то 48% россиян готовы отдать своих отпрысков в высшие учебные заведения. А крупные предприятия вернули моду брать бывшие путяги под патронат.

– Я подписал контракт от завода им. Горького. Завод выплачивает мне стипендию размером 5200 рублей, а я должен буду отработать у них на заводе 3 года. Если уйду в армию, то отработка не потребуется, но всё же если я решу после армии пойти работать на завод, они будут обязаны предоставить мне рабочее место и выплатить 100 тысяч рублей подъёмных, – поделился студент зеленодольского механического колледжа Влад.

Для кого-то, конечно, путяга – просто трамплин в вуз. Студенты Высшего колледжа информатики при Новосибирском государственном университете рассказывают, что после него поступить в сам НГУ гораздо проще, чем с улицы. Поступление в такие колледжи осуществляется так же, как и в обычные: по конкурсу аттестатов, а после 11‑го класса – по конкурсу ЕГЭ. Зачисляют всех, но уже в конце первого семестра режут часть студентов, которые не тянут программу. Похожая ситуация с Московским колледжем железнодорожного транспорта – структурного подразделения Московского государственного университета путей сообщения, который к тому же находится под патронатом ОАО «РЖД». Как сообщается на сайте колледжа, РЖД – постоянный заказчик новых кадров: 80% выпускников ссуза работают по специальности. Правда, конкурсы в такие колледжи-трамплины могут дать фору престижным вузам, после окончания которых ещё пойди устройся.

Между узбеком и профессором

Тем не менее нельзя сказать, что молодёжь ринулась осваивать рабочие специальности. По данным Росстата, в системе объединённого среднего образования происходит раскол – с 2005 по 2014 год количество выпускников начального профессионального образования: поваров, слесарей, столяров – сократилось с 702 до 403 тыс. человек. В то же время число студентов, обучающихся по программам среднего профессионального образования: инженеров, программистов, юристов – возрастает. Получается масло масляное: студенты в ссузах всё же выбирают специальности, которые были бы связаны больше с управлением, чем с работой своими руками. Расчёт Медведева и не мог оправдаться, когда ниша тяжёлой физической работы уже лет 15 занята гастарбайтерами. Власти с этим давно смирились, поскольку жёсткое миграционное законодательство привело бы к острому дефициту рабочих рук, сворачиванию многих проектов и инфляции.

По мнению шеф-редактора портала Работа.ru Анны Чуксеевой, «для работодателя взять на работу гастарбайтера экономически выгоднее, и зачастую российские специалисты сами не готовы работать за предлагаемый оклад и уходят из профессии. При этом сейчас наблюдается дефицит специалистов среди квалифицированных рабочих, поэтому о конкуренции не приходится говорить». Действительно, техническое оснащение предприятий требует знаний: нанотехнологии и Равшан с Джамшутом плохо совместимы. Проблема в том, что в России не слишком много рабочих мест, требующих высокой квалификации. Зато гастарбайтеры плотно заняли ниши, считавшиеся престижными во времена советских путяг: авторемонт, строительство, ремонт квартир. И кто сказал, что среди приезжих мало квалифицированных врачей или полиграфистов. Зато они охотнее идут на серые варианты оплаты труда, что удобно работодателю.

Кстати, работодатель продолжает требовать наличия высшего образования. Как заявляет руководитель пресс-службы Северо-западного федерального округа портала hh.ru Ирина Жильникова, «количество вакансий, в которых требуется наличие среднего специального образования, в сентябре составляет 8% от общего количества предложений, размещённых работодателями в этом месяце. Соискатели могут рассчитывать на работу в сферах «Рабочий персонал», «Транспорт» (в том числе водители и курьеры)». А почему бы не требовать себе продавца обуви с высшим образованием, если их полно среди безработных?

Власть тут вряд ли чем поможет, поскольку административно-командные методы не годятся. Даже в нашей Госдуме трудно запретить брать автослесаря с двумя «вышками». И пока помощь ограничивается полумерами: например, муниципальной биржей для рабочих специальностей. Но необходимо помнить: уровень подготовки во многих колледжах – не блестящий. «У меня практики не хватает, чтобы устроиться рефмехаником на корабле. Колледж смог предоставить мне только полгода практических занятий. Не знаю почему. Но теперь я не могу работать по специальности из-за отсутствия опыта, а опыт не могу добрать из-за отсутствия работы», – жалуется студент КамчатГТУ Илья.

Создаётся впечатление, что авторы заявлений про «слишком много умных» сами обучались в путяге. Чтобы полумёртвый «запорожец», каким стало большинство «колледжей» в постсоветский период, поехал, его надо сначала починить, заправить и завести. А с этим у нас всегда были проблемы: даже расходы Минфина на среднее специальное образование никакой реформы не обещают. К тому же от денег может быть польза только в умелых руках.

Чтобы продолжить чтение номера, оформите подписку

Годовая подписка на газету за 490 руб.

- или -

Купить этот номер за 25 руб.

*Подпишитесь на газету и получай яркий, цветной оригинал газеты в формате PDF на свой электронный адрес

Полные версии доступны в Telegram канале @argumentiru

Ошибка в тексте? Пожалуйста, выделите ее и нажмите "Ctrl + Enter"



Обсудить наши публикации можно на страничках «АН» в Facebook и ВКонтакте

?>

//Новости Гнездо.ру

Загрузка...

//Новости ADWILE

//Новости партнеров


//Авторы АН

Все авторы >>

//Новости Гнездо.ру

Загрузка...

//Новости ADWILE

//Новости advert.mirtesen.ru

//Читайте также

//Новости СМИ2

//Новости Lentainform.com

ювелирная неделя моды

//Новости Redtram

//Мы в соцсетях

Загрузка...
//Наши партнеры