//НАШИ ПАРТНЕРЫ

наши партнеры

//Новости marketgid

//новости 24СМИ

//Поп-новости

//Сад и огород

//Экономика

Российские банки нашли новый способ водить за нос ЦБ

№ 39(480) от 14.10.2015 [«Аргументы Недели », Дмитрий НАУМОВ, «Век» ]

Российские банки нашли новый способ водить за нос ЦБ
Фото С. Авдуевский /ИД «Родионова»/ ТАСС

Кредитные организации всё чаще тратят средства НПФ на непрофильные активы, выдавая их за инвестиции в собственный капитал. Серьёзную проблему, грозящую неприятностями не только банкам, но и государству, гарантирующему населению сохранность вкладов через АСВ, проанализировало издание «Век».

«Центральный банк России продолжил чистку банковского сектора, одновременно лишив лицензий сразу три банка («Лесбанк», «Инвестрастбанк», «Объединённый национальный банк»). Этот шаг ЦБ РФ косвенно подтвердил обоснованность опасений агентства Standard&Poor’s за российский финансовый сектор. В октябрьском рейтинге аналитики S&P отнесли наши банки к максимальной группе риска вместе с банками Боливии, Ливана и Парагвая. Но реальный масштаб проблем может быть гораздо серьёзнее, чем считают в ЦБ РФ, из-за распространившейся практики предоставления недостоверной финансовой отчётности, к которой прибегают даже кредитные организации, признанные регулятором «системно значимыми».

Отечественная банковская система задыхается от недостатка дешёвых денег. По официальным данным ЦБР, просроченная задолженность по межбанковским кредитам в течение августа 2015 года увеличилась в пять раз – с 9,3 млрд до 47,4 млрд рублей. Этот абсолютный рекорд означает, что опасность столкнуться с «острым кризисом ликвидности» грозит подавляющему большинству российских коммерческих банков. В ведомстве Эльвиры Набиуллиной неоднократно заявляли, что постоянно отслеживают ситуацию, анализируя финансовые показатели всех отечественных кредитных организаций, которые были условно разделены на три группы: исходя из оценки их надёжности, с точки зрения специалистов ЦБ РФ. Банки, попавшие в третью группу, становятся объектом наиболее пристального внимания регулятора как потенциальные кандидаты на приостановку или отзыв лицензии. Разумеется, никто не хочет оказаться в группе «смертников», изобретая всё новые способы, чтобы скрыть реальное состояние дел в банке до того момента, когда уже не станет слишком поздно.

Традиционным и очень распространённым способом повысить ликвидность в российском банковском секторе до недавнего времени была агрессивная политика по привлечению депозитов населения под завышенный процент. Но после того как с июня этого года ЦБ ограничил максимальную доходность по вкладам, появилась новая, крайне опасная практика: банкиры стремятся закрыть «дыру» в балансе, приобретая негосударственные пенсионные фонды (НПФ), получая тем самым доступ к максимально дешёвым и длинным деньгам.

Формально использование средств НПФ жёстко регламентировано государством, что, однако, совсем не помешало владельцу «Российского кредита» Анатолию Мотылеву вывести более 50 млрд рублей из четырёх принадлежавших банку НПФ. В банке пенсионные деньги абсолютно беззащитны. К сожалению, наша практика такова, что среднестатистический российский банкир считает любые деньги в своём банке своими деньгами.

В результате пенсионные средства и полученные от ЦБ РФ стабилизационные кредиты тратятся акционерами банков не по назначению, а реагируют на это в Банке России с опозданием. Приобретение непрофильного бизнеса, объектов недвижимости никак не решает текущих проблем с ликвидностью, а лишь усугубляет их. Но сегодня к таким банкам претензий со стороны ЦБ нет благодаря одной нехитрой бухгалтерской операции с отчётностью. Непрофильные активы, приносящие банку убытки, просто переводятся из статьи «кредиты» (или обеспечение кредитов) в раздел «основные средства». Так формально соблюдается норматив Центробанка РФ по достаточности собственного капитала, а кроме того, обходится требование по созданию обязательных резервов по выданным кредитам. С виду всё выглядит пристойно, но на деле – это вполне возможный сценарий финансовой катастрофы, реализация которого может быть лишь делом времени.

Средства вкладчиков, межбанковские кредиты, пенсионные деньги – это стремительно растущие пассивы, а имеющиеся активы банка (кредитный портфель) уже не приносят прежней прибыли, их качество в условиях кризиса ухудшается, найти новых клиентов проблематично. В результате масштаб потенциальных проблем банка, уже имеющего многомиллиардную «дыру» в балансе, только увеличивается, образуется механизм классической финансовой пирамиды; требуются всё новые и новые вливания, чтобы гарантировать выплату по растущим как снежный ком обязательствам.

Главная проблема в том, что подобными фокусами грешат не только банки из третьей «группы риска», но и крупные кредитные организации, отнесённые ЦБ к категории «системно значимых», банкротства которых государство попытается не допустить в любом случае. В последнее время настороженность экспертов вызывает отчётность ряда крупных российских банков, входящих в топ-30.

Кроме «Русского стандарта» и «Уралсиба» внимание аналитиков в последнее время привлёк «Московский кредитный банк» (МКБ), имеющий репутацию одной из наиболее стабильных кредитных организаций. Анализ баланса на 1 сентября 2015 года показывает крайне рискованную политику менеджмента банка: ссудная задолженность всего за 7 месяцев выросла на 225 млрд руб., при этом доходы сохранились практически на прежнем уровне, что свидетельствует о низком качестве выданных ссуд. Обязательства МКБ стремительно растут: кредиты от ЦБ РФ увеличились до 105 млрд руб., средства клиентов до востребования – на 80 млрд руб., забалансовые обязательства – на 90 млрд рублей.

По некоторым данным, АСВ уже обратило внимание на действия МКБ, так как в случае реальных проблем у «Московского кредитного банка», пишет «Век», агентство рискует столкнуться с проблемой возмещения населению более 150 млрд рублей. На начало октября 2015 года размер фонда страхования вкладов АСВ приближается к пороговому минимуму в 40 млрд руб. и срочно нуждается в докапитализации.

Многие банки продолжают агрессивную рекламную политику по привлечению депозитов населения и одновременно приобретают доли в новых бизнес-проектах. Недавно Федеральная антимонопольная служба удовлетворила ходатайство ООО «Концерн «Россиум» о приобретении 75,1% ОАО «НПФ «Согласие». Новым хозяином этого актива стал владелец «Московского кредитного банка» Роман Авдеев. МКБ также прокредитовал на 12 млрд рублей «Аптечную сеть 36,6» в обмен на акции компании «Верофарм». Также некоторое время МКБ был кредитором обанкротившегося «Стройгазконсалтинга» и пытался купить банк «Уралсиб», но сделка сорвалась.

Взрывной рост активов, который рекламирует МКБ инвесторам в своей презентации, может оказаться весьма сомнительным достижением. За период с начала 2013-го по первое полугодие 2015 года активы МКБ выросли на 49%, а капитал увеличился на 42%. Но гораздо важнее доходность, то есть рентабельность капитала (ROAE) и активов (ROAA) и надёжность, то есть объём обязательств банка как текущих, так и срочных. И по этим параметрам картина тревожная: рентабельность активов и капитала МКБ снизилась за этот период в 5 раз.

При этом даже надёжные на первый взгляд активы могут в один момент оказаться «проблемными», что показал недавний крах «Трансаэро», создавший серьёзные проблемы многим крупным российский банкам: «Новикомбанку», МФК, «Промсвязьбанку», «Абсолют-банку», МКБ, активно кредитовавшим авиакомпанию. «Большинство банков были в курсе проблем с долговой нагрузкой авиакомпании и уже создавали под неё повышенные резервы», – комментирует заместитель директора группы «Рейтинги финансовых институтов» Standard&Poor’s Сергей Вороненко. Скорее всего, отмечает он, в случае негативного разрешения ситуации с авиакомпанией, резервы всё равно придётся досоздавать. По этой причине финансовые результаты кредиторов по итогам года наверняка ухудшатся. Например, из-за банкротства «Трансаэро» тот же «Московский кредитный банк» по итогам третьего квартала может получить операционный убыток по РСБУ, прогнозирует директор направления финансовых организаций агентства Fitch Дмитрий Васильев. Однако эксперт уточнил, что по итогам года МКБ всё равно покажет прибыль.

У крупнейших российских банков есть ещё одна проблемная зона – заимствования на зарубежных финансовых рынках. В частности, у МКБ объём таких кредитов – 1,5 млрд долларов, обслуживание из-за девальвации рубля обходится в два раза дороже, чем предполагалось ранее. Рефинансировать их из-за международных санкций невозможно, следовательно, банк обязан вернуть 1,5 млрд долларов в течение двух лет, в том числе 500 млн долларов в 2015 году.

В целом распространившаяся практика предоставления в ЦБ рядом банков отчётности с искусственно раздутым показателем собственного капитала за счёт выведенных средств из НПФ во многом призвана скрыть старые проблемы, обострившиеся во время кризиса. Кроме того, это свидетельство того, что менеджмент таких банков продолжает вести крайне рискованную политику, при которой дефолт – всего лишь вопрос времени.

Как заявил недавно в интервью телеканалу «Россия 24» глава Сбербанка Герман Греф: «В краткосрочной перспективе возможны случаи банкротства мелких, средних и даже крупных банков», к последним финансовый регулятор относится не так строго, хотя, наверное, стоило бы. Подобные манипуляции с отчётностью крупных банков представляют опасность для всей российской экономики. Дело не только в риске дополнительных финансовых потерь пенсионных фондов и выплате многомиллиардных компенсаций вкладчикам, поверившим в настойчивую рекламу.

По мнению экспертов, потери бизнеса, юридических лиц не менее страшны для экономики, чем потери федерального бюджета. «После банкротства «Мастер-банка», активно работавшего с юрлицами, десятки тысяч мелких и средних предпринимателей по всей стране внезапно оказались на грани разорения. Десятки тысяч людей остались без работы, без средств к существованию», – говорит председатель исполнительного комитета «Российского союза налогоплательщиков» Артём Кирьянов. – С точки зрения закона между преднамеренным банкротством и безрассудством менеджмента – очень тонкая грань. В любом случае за всё платят другие, а собственник банка может вывести деньги за 20 минут и покинуть страну, не понеся никакой ответственности. Таких примеров более чем достаточно».

Все громкие банкротства российских банков двух последних лет: «Мастер-банка», «Пробизнесбанка», банка «Траст» или «Российского кредита», остались без видимых последствий для их владельцев, исчезнувших в неизвестном направлении вместе с сотнями миллиардов рублей. Отечественный финансовый регулятор, ведя работу по мониторингу финансового состояния банков, довольно строг к мелким игрокам, но при этом «закрывает глаза» на манипуляции с отчётностью со стороны банков, признанных им «системно значимыми» ввиду их особой роли в экономике страны. Фактически это даёт их владельцам негласное разрешение на ведение крайне рискованной политики, которая в итоге обходится всем ещё дороже».

Понравилась публикация? Поддержите издание!

5 руб. [ Сказать спасибо ] 25 руб. [ Получить свежий номер на почту ] 490 руб. [ Получить годовую подписку ]

*Получай яркий, цветной оригинал газеты в формате PDF на свой электронный адрес

Оставайтесь с нами. Добавьте нас в "Мои источники" в Яндекс Новостях и мы позаботимся о том, чтобы вы читали только интересный и проверенный контент

Добавить в «Мои Источники» в Яндекс Новостях

Обсудить наши публикации можно здесь:

//Новости Гнездо.ру

Загрузка...
?>

//Новости МирТесен

//Новости Гнездо.ру

Загрузка...

//Новости ADWILE

//Новости МирТесен

//Новости партнеров

//Новости СМИ2

//Новости партнеров

//Авторы АН

Все авторы >>

//Новости партнеров

//самое читаемое

//Новости СМИ2

//Новости ADWILE

//Новости advert.mirtesen.ru

//Читайте также

//Новости Lentainform.com

Загрузка...
Загрузка...
//Наши партнеры