//НАШИ ПАРТНЕРЫ

//Новости

//Сад и огород

//Новости marketgid

Nod32

//новости 24СМИ

podpiska-pochta

//Поп-новости

//Новости news.net.finam.ru

//Экономика 13+

Потёмкинские моногорода

№ 40(582) от 12.10.2017 [«Аргументы Недели », Денис ТЕРЕНТЬЕВ ]

Потёмкинские моногорода

Если в вашем городе только одно градообразующее предприятие, где трудятся не менее 20% рабочей силы, – вы живёте в моногороде. Согласно официальной статистике, в России 313 таких образований с населением 14 млн человек – больше Москвы. В советские времена моногорода часто строили вдали от промышленных центров, и теперь проблема занятости стала головной болью властей – людям некуда податься. Власть вроде бы понимает, чем калач пахнет, и денег на успокоение безработных городов не жалеет. Но сама система помощи оказалась предсказуемо неэффективной.Дворец искусств в Кондопоге

Карельский фронт

Со стороны 30-тысячная Кондопога – типичный моногород в Карелии. Градообразующее предприятие – целлюлозно-бумажный комбинат, процветавший в 1990–2000-е за счёт производства газетной бумаги. Большинство федеральных газет, которые попадались тогда в руки россиянину, делались из кондопогской бумаги. В 2006 г. город прогремел на всю страну после волнений на национальной почве, в которые переросла банальная кабацкая драка. Понаехавшие тогда столичные журналисты с недоумением отмечали, что Кондопога мало похожа на отсталую провинцию. И дело не в том, что комбинат богат – вон сколько в России прибыльных предприятий, коптящих небо в окружении трущоб. Почему-то здесь деньги не исчезают в офшорах, а завидным образом вкладываются в народное благо.

Глухой моногород в 50 км севернее Петрозаводска имел Ледовый дворец мирового уровня. Изящный Дворец искусств в Кондопоге был отделан мрамором, его украшали фонтаны с подсветкой, а внутри установлен уникальный орган. И не водку с огурцами здесь вкушала номенклатура ЦБК – до 15 профессиональных концертов в месяц с приглашёнными солистами Мариинского и Большого театров. В центре города, где при СССР были только памятник Ленину да убитый кинотеатр, установлены фламандские поющие колокола – карильоны. Кучки людей собирались послушать малиновый звон каждые полчаса. Горожан радовали творческий центр и суперсовременный медицинский центр, лыжный комплекс и санаторий. В бассейн любой местный мог купить абонемент по коммунистическим ценам. А в Ледовом дворце работали бесплатные секции хоккея, можно было за копейки просто покататься на коньках. Вдумайтесь: 40(!) любительских футбольных клубов, по одному на 800 жителей.

И самое главное: всё это не было оазисами в пустыне. Добротные дома, современные котельные, металлопластиковые трубы, которые редко лопались даже в северные холода. Пешеходные улицы замостили цветной плиткой, а когда хулиганы били фонари, новые лампочки появлялись за пару часов. Работу полусонной милиции дублировала частная охрана: машины стояли по центру города с включёнными моторами и срывались на каждое сообщение о безобразиях. Кроме того, Кондопога могла похвастать продуманной соцзащитой для малоимущих, собственными рыбным и животноводческим комплексами, позволяющими не завозить продовольствие втридорога. И за всем этим не стояло ни преференций, ни институтов развития. Был только «Федя».

Виталий Федермессер руководил ЦБК почти 20 лет. Потомок поволжских немцев, родившийся в Душанбе и учившийся в Ленинграде, оказался патриотом Карелии почище крикливых местных политиков. Не изобретая велосипеда, он внедрил в Кондопоге германскую социально ориентированную модель бизнеса. Не имея ни яхты, ни джета, Федермессер держал в кабинете мебель советских времён и иногда ездил по городу на «копейке», проверял порядок. Но при личной скромности хозяин города сумел отбить все атаки на ЦБК. А на Кондопогу точил зубы столичный крупняк: например, аффилированный с олигархом Дерипаской «Континентал Менеджмент», владевший печально известным Байкальским ЦБК. Если 10 лет назад сравнить Байкальск с Кондопогой – в жизни не поверишь, что это одна и та же страна.

Хотя сегодня, увы, сравнение уместно. Федермессер умер в 2008 г., будучи единственным в Карелии официальным миллиардером. На момент его смерти был недостроен всего один крупный проект – многоэтажки для работников комбината с курантами и башней-рестораном. Сегодня стройка по-прежнему заморожена. Из пяти фонарей на улицах горит один. Мраморные плиты у фонтанов покоцаны, в них недостаёт крупных фрагментов. На фасаде Дворца искусств проступили кирпичи. Груды мусора во дворах. О «золотом веке» напоминают только карильоны, но от их мелодий ещё тоскливее.

Между смертью Федермессера и нынешним умиранием Кондопоги – включение её в программу развития моногородов. В 2017 г. город даже признали «территорией опережающего развития». Хотя на ЦБК ещё 4 года назад введена процедура наблюдения, обычно предшествующая банкротству. Общая сумма требований кредиторов в июне 2017 г. составила 13, 7 млрд руб. основного долга. Никакой альтернативы комбинату не появилось, заводы по переработке ягод и рыбы, которые рекламировала власть, так и остаются в планах. Население за 10 лет сократилось на 3 тыс. человек.

Некоторое оживление наступило нынешним летом, когда карельские чиновники начали дербанить кондопожские дворцы. Дворец искусств станет филиалом Карельской государственной филармонии, Ледовый отойдёт министерству по делам молодёжи, физической культуре и спорту и т.д. Кроме того, в июле в Кондопоге прошёл Форум моногородов, на который не приехали главные спикеры: босс Фонда развития моногородов Илья Кривогов и замглавы Совбеза Рашид Нургалиев. Но главный вопрос понятен и без речей: глядя на «опережающее развитие» Кондопоги, чего ждать от господдержки другим моногородам, у которых не было даже своего «Феди»?

Семеро с ложкой

Весной 2017 г. Счётная палата РФ представила отчёт о проверке расходования средств Фондом развития моногородов. Оказалось, что денег выделено куда больше реальных потребностей: в 2014–2015 гг. в фонд из федерального бюджета в виде субсидий было направлено 7, 5 млрд руб., в 2016-м – 7, 2 млрд рублей. Объём неиспользованной субсидии составил 2, 2 млрд рублей. Неосвоенные деньги фонд, являющийся некоммерческой организацией, держал в банке, получив навар в 260 миллионов.

Это при том, что значительную часть расходов составили вовсе не вложения в тружеников глубинки, где зарплата 30 тыс. руб. – за счастье, а обучение «команд, управляющих проектами развития моногородов». Стоимость обучения одного слушателя в «Сколково» составила 846, 2 тыс. рублей. Как отметил в докладе аудитор Сергей Агапцов, этот ценник в 11 раз превышает среднероссийский, предлагаемый по аналогичным программам ведущими образовательными организациями. В бюджете фонда на 2016 г. заложили на эту забаву 1, 3 млрд руб., хотя большинство прошедших обучение «не связывают свою трудовую деятельность с работой в моногородах». Например, от карельского посёлка Надвоицы обучалось аж 7 управленцев, а хоть какое-то отношение к инвестициям в посёлок имели только двое. Стоит ли удивляться, что себя сотрудники фонда тоже не обидели: в 2015 г. среднемесячная заработная плата составила 279, 6 тыс. рублей. Гендиректор за 9 месяцев 2016 г. заработал 20, 6 млн руб. – как полкомбината в Кондопоге, который кормят преимущественно «планами развития».

Счётная палата установила, что в 2015–2016 гг. фондом было заключено 16 соглашений по развитию инфраструктуры моногородов на 10, 5 млрд руб., из них 8, 2 млрд руб. софинансируются фондом. Завершено строительство только по трём соглашениям. Ещё по четырём проектам фонд перечислил 531 млн руб., а потом финансирование почему-то остановил. В итоге результат от вложений – нулевой. Аудиторы отмечают, что по проектам в Свердловской, Владимирской и Кировской областях отсутствует «актуальная информация о намерениях инвесторов». То есть на бюджетные деньги построено нечто, а будет ли эта инфраструктура востребована инвесторами в моногородах – непонятно. При этом общая стоимость строительства составляет 2, 1 млрд руб., из которых средства фонда – 1, 5 млрд рублей.

Но если посмотреть отчёты самого фонда, его деятельность мегауспешна: показатели по созданию рабочих мест в моногородах превышены в 6 раз. Но в абсолютных цифрах это всего 1506 мест за три года. И на эту благую цель угрохано 3, 5 млрд рублей. Получается, создание одного рабочего места в моногородах обходится казне в 23 млн рублей. И это может быть ставка уборщицы в литейном цеху. Вот бы женщина удивилась!

Экопарк почти не виден

Старт господдержке моногородов дал легендарный кризис в Пикалёво 2008 года. Но только 8 лет спустя додумались не просто оплачивать работу неэффективных производств. С февраля 2016 г. по сегодняшний день создано 23 ТОРа – «территорий опережающего развития». Главная привлекательность территории для инвесторов – сниженные ставки соцсборов. Маловато будет? Так и принцип предоставления льгот поймёт не всякий ум. Статус ТОРов получил, например, 400‑тысячный Череповец, где помимо «Северстали» – десятки крупных успешных производств. В то же время, по оценкам Минэкономразвития, в «красной зоне» остаются 75 моногородов.

32-тысячный г. Сланцы (Ленинградская область) почему-то категорически воспротивился планам сделать его «экологической столицей» региона. «Эко-индустриальный парк» на 80 га на поверку оказался мусороперерабатывающим заводом, заинтересованность в строительстве которого выразили в ходе опросов лишь 18 жителей из 2473. Хотя в городе неважно с работой, а обещали около тысячи рабочих мест при инвестициях в 14 млрд рублей. Сколько стоит каждое место – посчитать нетрудно.

В моногороде Верхний Уфалей (Челябинская область) летом 2017 г. закрыли никелевый комбинат, уволив 2 тыс. сотрудников. Как пытались решать вопрос обученные в «Сколково» менеджеры? Да всё так же: активно рекламировались экопарк и «многопрофильное фермерское хозяйство». От пускания пыли в глаза пришлось отказаться, когда выяснилось, что в региональный Минсельхоз заявок на инвестпроекты в сельском хозяйстве вовсе не поступало. Но это стандартный ход в моногородах: некая фирма заявляет о желании построить в провинциальной дыре чуть ли не Диснейленд, хотя де-юре это ни к чему её не обязывает. Зато управленцы умудряются врасти в образ антикризисных менеджеров и продвинуть свои карьеры.

Неудивительно, что всего за полгода регистрируемая безработица в моногородах выросла со 115 до 140 тыс. человек. Несмотря на меры господдержки, падение производства в моногородах выше, чем в среднем по российской промышленности: 4, 8 и 3, 4% в 2015 г. соответственно. Однако правительство не планирует сворачивать программу поддержки моногородов или радикально менять её формы.Воинственное тупорылие необразованных идиотов от власти продолжает победное шествие по стране. А президенту пока не до разоблачений Счётной палаты.

Чтобы продолжить чтение номера, оформите подписку

Годовая подписка на газету за 490 руб.

- или -

Купить этот номер за 25 руб.

*Подпишитесь на газету и получай яркий, цветной оригинал газеты в формате PDF на свой электронный адрес

Свежий номер доступен в Telegram @argumentiru

Ошибка в тексте? Пожалуйста, выделите ее и нажмите "Ctrl + Enter"



Обсудить наши публикации можно на страничках «АН» в Facebook и ВКонтакте

?>

//Новости Гнездо.ру

Загрузка...

//Новости ADWILE

//Новости партнеров


//Авторы АН

Все авторы >>

//Новости Гнездо.ру

Загрузка...

//Новости ADWILE

//Новости advert.mirtesen.ru

//Читайте также

//Новости СМИ2

//Новости Lentainform.com

Загрузка...

//Новости Redtram

//Мы в соцсетях

Загрузка...
//Наши партнеры