//НАШИ ПАРТНЕРЫ

//Новости

//События/Афиша

kaligula

//Сад и огород

//Новости MarketGid

//новости 24СМИ

//Новости news.net.finam.ru

//Поп-новости

//Национальный Акцент

//Криминал

Алюминиевая крыша

№ 18 (310) от 17 мая 2012 [«Аргументы Недели », Олег УТИЦИН ]

Алюминиевая крыша
Вячеслав Иваньков - Япончик

«АН» продолжают расследование передела советской и российской промышленности бандитскими группировками. Криминальные подробности этих событий могут всплыть во время слушаний по иску израильского бизнесмена Михаила Черного к российскому алюминиевому магнату Олегу Дерипаске. Сумма иска составляет почти 6 млрд. долларов. Сам Черной на суде не появится, потому что находится в международном розыске по линии Интерпола и будет арестован сразу, как только пересечёт израильскую границу. Начало расследования можно прочитать на сайте argumenti.ru.

В тени…

– Когда я разгребал дела, в которых засветились братья Черные (их вообще-то трое, напомню), меня уже в то время больше интересовала фигура Михаила. Было видно, что он – основной «регулировщик движения» на алюминиевой улице страны, – вспоминает мой собеседник, бывший сотрудник ГУБОП, полковник милиции.

– Сам Михаил Черной вроде нигде не светился, даже образец его подписи мы долго найти не могли, он старался в тени быть. Но бросались в глаза его глобальные аппетиты – группа TWG, которой он фактически управлял, пыталась в 90-х годах взять под свой контроль целую государственную промышленную отрасль, все её звенья. И его успехи вкупе с той информацией, которую мы получали из оперативных источников, доказывали, что за Черными стоял кто-то ещё. Уж слишком мощную конструкцию своей власти над алюминиевой промышленностью бывшего СССР они выстраивали. Причём делали это тонко, учитывая все нюансы того времени: встречались то с «бандитской пехотой», то выходили на королей уголовного мира – воров в законе. Ну и, конечно, пользовали свои связи среди правительственных чиновников.

«АН»: Но ведь первые отечественные олигархи, а Черной был в их числе, любили повторять: «Мы подняли промышленность из руин, мы создаём индустрию и рабочие места, а предприятия приносят прибыль в виде налогов в государственную казну». И что плохого?

Мой собеседник улыбается:  У него были своё государство, свои налоги, своё представление об индустрии и свои «рабочие места», которые, как мы предполагали, он открывал путём устранения конкурентов. Вот, посмотри, как работала империя Михаила Черного, – офицер вытаскивает несколько документов из папки. На одном из них гриф ДСП – «Для служебного пользования»…

С разрешения своего собеседника цитирую несколько фрагментов.

«1993 год. АО «Белон» (г. Новосибирск, руководитель – Добров А.П.) почти монополизировало поставки угольного концентрата на Новолипецкий металлургический комбинат (НМК). Основным поставщиком концентрата для НМК являлся ЦОФ Беловская (Кемеровская обл.), директор которой Богомольный М.Н. в 1995 году был убит вскоре после конфликта с Добровым по поводу снижения цены на концентрат…

…Черной М.А. вёл переговоры с АО «НМК» о предоставлении комбинату кредита для покупки партий ваучеров с целью приобретения на них акций предприятий на торгах…

В середине 1996 года выяснилось, что Добров продал акции «НМК» (7% – стоимость 50 млрд. рублей) владельцам американской фирмы «Транссискоммодитиз» – братьям Черным…

Учитывая зависимость НМК и ряд других предприятий от поставок концентрата из ЦОФ Беловская, просматривалось давление на комбинаты с целью скупки акций предприятий и полном подчинении их криминальной группе…

…Во время переговоров в Лондоне с руководителями другого предприятия, ОАО «Алтай-Кокс», Михаил Черной поставил ультиматум о продаже его группе контрольного пакета акций…

…В ходе разговора Михаил Черной дал понять, что на «лиц, препятствующих этому, будет оказано давление вплоть до физического уничтожения». А также «заявил, что его люди контролируют деятельность руководства завода, показал стенограммы телефонных переговоров своих собеседников и ксерокопии документов конфиденциального характера».

– В результате тех переговоров, – комментирует мой собеседник, – руководителям предприятия было предоставлено время на раздумья. А чтобы они думали в «правильном направлении», на одного из них было совершено несколько (!) покушений. Сделка завершилась в пользу Михаила Черного.

«АН»: Михаил Черной как-то говорил, что активно привлекал инвестиции в Россию. Может, он этот случай имеет в виду? – спрашиваю я. Но мой собеседник уже не улыбается.

– Это то, о чём он считал нужным говорить представителям СМИ. Во-первых, предоставленные кредиты из-за рубежа или инвестиции в Россию, состояли из тех денег, которые Черной выводил отсюда в офшоры. Это раз. А в результате той сделки с «Алтай-Коксом» были сорваны поставки по заключённым ранее контрактам, а также были закрыты для продукции завода иностранные порты. Завод оказался в крайне сложном финансовом положении, имел колоссальные задолженности, а полученные от Черного кредиты были проиндексированы самими кредитодателями и увеличены в несколько раз. И долги эти выплачивались из госбюджета. Другой показательный факт «заботы» Черного о российской промышленности – это его визит в Екатеринбург в конце декабря 1998 года. Как мы знаем, Михаил Черной встречался там с криминальными лидерами из так называемой Уралмашевской ОПГ, а также с ворами в законе. На одной из таких встреч Черной договорился, чтобы ему выделили пять заводов, деятельность которых затем практически была свёрнута. В Нижнем Тагиле Черной встречался с вором в законе Каро, который свёл его со своим ставленником – коммерческим директором «Уралвагонзавода», и с ним решал вопрос о хищении бюджетных средств, выделенных государством на производство нового танка. А ты говоришь, рабочие места. Кто о них тогда думал?..

«АН»: Кстати, о ворах в законе… Ваши коллеги уже высказывали своё мнение, что Михаил Черной был неким экономическим советником при лидерах ряда крупных преступных формирований России…

– Может, на начальной стадии так и было. Но, как видим из приведённых документов, позже он стал для них уже чуть ли не руководителем, «крышей» над ОПГ, если можно так сказать. Хотя с крупными «шишками» криминального мира он сохранял уважительные тона, относился к ним как к партнёрам, но на самом деле просто использовал их, их силовые методы. И руками ОПГ решал проблемы, если они возникали при захвате новых лакомых кусков, оставшихся от советской промышленности. А потом просто старался избавиться от своих друзей, коллег и конкурентов, подставляя их под удары правоохранительных органов России и других стран. Но при этом он умудрялся оставаться в тени, повторяю, мы долгое время даже его подписи найти не могли…

В конце разговора мой собеседник намекнул на то, что большая часть оперативных материалов, в которых фигурировал Михаил Черной, попала в ГУБОП МВД от «соседей». Так российские милиционеры всегда называли сотрудников ФСБ. Именно в материалах из «Лубянки» впервые прозвучало, например, то, что Черной приезжал в Россию после своего добровольного изгнания в 1994 году в Израиль. Именно в тех документах фигурировала встреча Черного с Каро в 98-м. Из того же источника – видеозапись встречи Черного с Антоном Малевским, лидером Измайловской ОПГ, в аэропорту Бен-Гурион в Израиле (эта запись потом всплывёт в эфире НТВ). Из того же здания на Лубянской площади – материалы «прослушки» Иванькова, который в своих переговорах с вором в законе Сливой обсуждает возможность встречи с Черным. Пристальное внимание ФСБ России в фигуре проживавшего в Израиле Михаила Черного говорило о том, что к середине 90-х он вышел на международный уровень. Так же внимательно, к примеру, ФБР следит за колумбийцами. Впрочем, за Черным сотрудники ФБР тоже наблюдали очень даже внимательно. Результатом такого «контроля» стало лишение Черного возможности пересечь американскую границу (ему навсегда отказано в визе). Но была и ещё одна история, по мотивам которой можно смело начинать снимать гангстерскую сагу…

Кто посадил Япончика?

В распоряжении «АН» оказался перевод беседы американского журналиста (запись имеется в редакции) с одним из коллег ныне покойного вора в законе Вячеслава Иванькова (он же – Япончик). Сам интервьюируемый сейчас тоже сидит в США за свою преступную деятельность, но ещё идёт следствие по его делу, поэтому мы не называем его фамилии. Фрагменты из того разговора в прессе появляются впервые. Итак:

«…В России шла гангстерская война, когда один мафиози устранял другого посредством своих связей с высшими должностными лицами государства. Они просто соревновались, кто круче – Миша (Черной. – Авт.) или Японец, и кто будет крышевать алюминий. Черной был в завязке с Сосковцом, а тот был ближайшим товарищем Коржакова. …Японец пытался наехать на Черного, чтобы тот делиться начал, а Миша в ответ, как предполагают, через свои связи обратился за помощью к Коржакову, который его и не знал лично. И затем в Америке была сделана вся эта комбинация по аресту Японца… Из России пришли документы на Деда (ещё одна кличка Иванькова. – Авт.), и пошло-поехало... И то, что Руслан этот к Кириллычу приезжал, уже все в ФБР знали об этом... (Рустам Садыков, попросивший Япончика получить для него деньги банка «Чара» у российских граждан Волкова и Волошина, скрывшихся с деньгами на территории США. – Авт.). А те, когда на них Японец вышел, они во Флориде пошли к Левинсону (Волошин, будучи весной 1995 г. в Майами, пожаловался на Япончика следователю ФБР Роберту Левинсону. – Авт.)… Черной уехал из России в Израиль, после того как Японец сказал, что Миша должен делиться. Потом Кириллыч (Иваньков. – Авт.) скооперировался с этим, как он называется? Толиком Быковым, Челентано, потом у Челентано начались тёрки с «измайловскими», потом Дед поддержал этого Челентано, потом Челентано перепрыгнул от Черного. А потом Быкова менты съели, вот такой был круговорот из-за этого алюминия... Но прослеживалось движение вышестоящих товарищей в лице Коржакова и Сосковца: это (их причастность к провалу Японца в США) было понятно, потому что менты так резво взялись за Дедушку, а до этого вообще его не трогали. А после того как он начал предъявлять претензии к Черному, у него начались неприятности... Это ничем не доказано, но так складывается, что оно так и было. Иначе не могло быть…»

Тут следует напомнить, что Вячеслав Иваньков был арестован в США за вымогательство 3 млн. долларов у руководителей российского банка «Чара», который работал по принципу финансовой пирамиды. Когда с клиентов было собрано достаточно денег, но продолжать деятельность в РФ уже было опасно (липовая банковская структура могла вот-вот рухнуть), банкиры скрылись в США с деньгами вкладчиков. Япончик с подачи «просителей» (Садыкова и тех, кто за ним стоял) наехал на беглецов в США с требованием вернуть деньги хотя бы избранным клиентам (часть он наверняка оставил бы себе – «за услугу»). Беседы Иванькова были зафиксированы американскими спецслужбами. Япончик был арестован 8 июня 1995 года. За вымогательство. Как утверждают в окружении Иванькова, вся эта комбинация была подготовлена заранее. При обыске Иванькова сотрудники ФБР изъяли все его документы, в том числе – записные книжки. В них в одном ряду с зашифрованными телефонными номерами воров в законе Сливы, Джема, Деда Хасана, Аксёна, Джемала, Пуделя фигурируют и номера израильских телефонов Михаила Черного. В результате спецоперации ФБР Японец просидел 8 лет, после чего был экстрадирован в РФ, отпущен здесь на свободу и получил смертельное ранение от пули снайпера. Иваньков был похоронен на Ваганьковском кладбище и унёс в могилу множество тайн криминального мира, в том числе – историю загадочного покушения на Черного в том же 95-м году, когда сам Япончик был арестован в своей бруклинской квартире. Итак…

В марте 95-го полиция Израиля арестовала двух частных детективов Амира Ашера и Яакова бен Бека по подозрению в заказе покушения на Михаила Черного и Антона Малевского. В израильской прессе называлась даже сумма заказа – сто тысяч долларов. Что было выяснено (если было) в ходе следствия, не известно до сих пор. Но среди «знающих людей» криминального мира бытуют версии о том, что Япончик хотел устранить своего криминального конкурента первым, однако Черной, выжив после покушения, в ответ «подставил» его под ФБР. Таковы были правила гангстерской войны за алюминиевые миллиарды…

Вскоре после неудачного покушения на Малевского и Черного в израильской газете «Гаарец» вышло сенсационное интервью Моше Мизрахи, генерала полиции в отставке, бывшего начальника отдела полиции по расследованию международных преступлений (ЯХБАЛ). Он с огорчением говорил: «Я могу дать вам длинный список представителей преступных кланов, пытавшихся осесть в Израиле. Это и главы «солнцевской», «измайловской» и «ореховской» группировок. Там же Григорий Лернер и Михаил Черной. Были здесь и представители узбекской организованной преступности». Антон Малевский вскоре был выслан из страны, а Черному каким-то чудом удалось остаться. Впрочем, это подстегнуло израильские правоохранительные органы к продолжению расследования на тему: «Кто такой Михаил Черной и что он тут делает?».

Примерно в это же время на северо-западе Европы, в Германии, немецкая полиция начинала расследование уголовного дела, фигурантом которого были несколько членов т.н. измайловской преступной группировки. Цитата из приговора суда Штутгарта: «Под предводительством Антона Малевского группировка в 90-е годы задействовалась российским бизнесменом и промышленным магнатом Михаилом Черным, главным образом в сфере приватизации горнодобывающей промышленности в качестве «крышующего отряда». Итак, Черной немецкими следователями был назван даже не гангстером, а «крышей». Интересно, что израильские полицейские активно помогали своим немецким коллегам. Один из ключевых свидетелей обвинения против Измайловской ОПГ, бизнесмен Джалол Хайдаров, ранее работавший с Черным и Малевским, дал свои показания сотрудникам ЯХБАЛ именно в Тель-Авиве. Цитата из протокола допроса:

«Измайловская группировка – одна из сильнейших криминальных структур России, которая была организована в начале 90-х годов Антоном Малевским и Сергеем Аскеновым и занималась в начале своей деятельности рэкетированием бизнесменов, убийством бизнесменов, подкупом чиновников и политических деятелей в Москве и России… Я слышал, как Миша Черной звонил и решал различные вопросы с Антоном Малевским… Разговор обычно между ними был о том, кто мешает работать компании Черного и что Антон должен заняться своей работой, то есть устранить конкурентов Черного различными криминальными способами…»

Всё то время, пока в России шёл передел металлургического рынка, а Япончик сидел в американской тюрьме, Михаил Черной оставался в тени: он жил в Израиле на собственной вилле, по телефону «решая свои вопросы». Лишь изредка вылетал в разные страны (тогда он ещё мог, так как Интерпол его ещё не искал). В конце нулевых основным местом его визитов стал Лондон, в котором Черной намеревался осуществить ещё одну свою «спец­операцию». Но для этого ему предстояло самому выйти из тени. А заодно – вытащить на свет всю свою «команду» коллег-единомышленников.

Продолжение следует.

Ошибка в тексте? Пожалуйста, выделите ее и нажмите "Ctrl + Enter"



Скачать весь номер «АН» бесплатно

//Подписаться на рассылку эксклюзива от АН

Обсудить наши публикации можно на страничках «АН» в Facebook и ВКонтакте

?>

//Новости Гнездо.ру

Загрузка...

//Новости ADWILE

//Новости партнеров


//Авторы АН

Все авторы >>

//Музподарок от Юры Валова

//Новости Гнездо.ру

Загрузка...

//Новости ADWILE

//Новости advert.mirtesen.ru

//Читайте также

//Новости GlobalTeaser

//Новости СМИ2

//Новости Lentainform.com

//Наши партнеры