//НАШИ ПАРТНЕРЫ

//Новости

//Сад и огород

//Новости marketgid

Nod32

//новости 24СМИ

podpiska-pochta

//Поп-новости

//Новости news.net.finam.ru

//Туризм

Ароматы Фландрии

№ 11(353) от 21.03.2013 [«Аргументы Недели », подготовил Константин ГУРДИН ]

Ароматы Фландрии

Вдоволь нагулявшись по самым популярным направлениям Европы, российские туристы захотели большего. И обратили внимание на менее раскрученные, хотя такие же интересные места. Например, на Фландрию. За последние пять лет турпоток из РФ туда вырос в 1,5 раза. В 2012 г. – превысил 80 тыс. человек. Для Фландрии, население которой примерно такое же, как в Краснодарском крае, это немало. Для сравнения: гораздо более раскрученную в наших краях Германию за год посещают примерно 500 тыс. граждан РФ.

От Цезаря к Наполеону

Фландрия – северная часть Бельгии с богатейшим прошлым и потрясающей архитектурой. Здесь говорят на голландском языке, варят самое вкусное в мире пиво и гордятся своей историей. Жемчужины этих мест – три знаменитых города искусств: Антверпен, Гент и Брюгге.

По части достопримечательностей Фландрия даст фору большинству европейских стран. Плотность исторических реликвий зашкаливает, местным музеям есть что показать. Благо, здешние соборы украшали Ян Ван Эйк и Рубенс, отец которого одно время даже был старшиной Антверпена. Расцвет местных искусств пришёлся на эпоху Ренессанса, подарившую миру знаменитых фламандских примитивистов.

Фландрия считалась образованной и богатой, но при этом почти во все времена была частью какой-нибудь империи. История этого края, как стакан, – переполняется через борта. Тут и войска Юлия Цезаря, за полвека до Рождества Христова включившего эту территорию в римскую провинцию Галлия. Затем – чего только не было. Фландрия входила в сферу интересов династии Меровингов и Свящённой римской империи. Её присоединяли то к Дании, то к Франции, то к Испании. Порт фландрийского города Антверпен – второй по обороту в Европе после Роттердама в Голландии. Этим он обязан Наполеону, который в 1811 г. разглядел потенциал возможности территории и приказал расширить антверпенские морские ворота.

В общем, когда туристы отправляются в старые города Европы, обычно ищут сочетание истории, культуры и кулинарии. Всего этого во Фландрии с лихвой – смесь вышла на редкость насыщенная. Если уж речь зашла о местной кухне, трудно не отметить: про неповторимый вкус местного пива слагают легенды. Его тут более шести сотен сортов, самые известные те, что по сей день варят в здешних аббатствах и монастырях. Кстати, по местным обычаям каждый сорт пива подают в особом бокале, обязательно – уникальной формы.

В чём секрет притягательности Фландрии? Тех, кто туда впервые попадает, прежде всего поражает необычайно нарядный, по-особенному праздничный вид её городов. Не зря Брюгге не покидает первые места в любом списке самых красивых мест Европы. Настроение в нём такое: кажется, здесь всегда канун Рождества. Особая черта Фландрии – улочки и площади, с плотно, стык в стык, выстроившимися вдоль них пряничного вида домами. На каждом нахлобучен треугольник крыши, обрамлённый по краям десятками выступов-зубчиков. Оказывается, для удобства. Во время парадных шествий на каждый выступ ставили по свече. Получался треугольник огней вдоль фасада. Улицы расцветали.

Город и сейчас словно сияет. Вид Брюгге такой же, как много веков назад. Примечательный факт. Брюгге всё больше обрастает историей, при этом давно не увеличивается в размерах. В XV веке, в момент расцвета своего политического величия, город насчитывал 200 тыс. жителей. Сейчас – 117 тысяч. Интересно, что при этом в городе – 11 театров и музыкальных залов, хотя только три кинотеатра.

История за стеклом

Похоже, время в Брюгге не остановилось, но замерло, восхищаясь его особым очарованием. И правда есть чем любоваться. На улицах здесь не увидишь высоченную современную новостройку, поставленную стена к стене с опрятными 2–3-этажными домиками XVI века. Правда, порой в череде парадного вида домов, на украшениях которых хозяева в своё время – несколько веков назад – явно не экономили, встречаются одноэтажные здания не самой приглядной наружности. Оказывается – что-то вроде социального жилья Средневековья! Во Фландрии издавна повелось: каждый богатый горожанин должен найти живущую впроголодь семью и построить ей дом. Искали и строили!

Разумеется, не забывали жертвовать на строительство церквей. Так появились самые потрясающие здания Брюгге. У города две вертикали, за которые цепляется глаз. Это красивейшая вечевая башня с громадными часами и колокольней. Строили в те времена неспешно, здание начали в XIII веке, закончили – в XV. Вторая вертикаль – знаменитая готическая башня церкви Богоматери высотой 122 метра. Самое грандиозное сооружение города. Внизу, в соборе, – знаменитое сокровище, мраморная статуя Мадонны с младенцем работы Микеланджело. Вообще Буонарроти изваял её для собора в итальянской Сьене. Но один из богатейших людей Брюгге вовремя перехватил заказ, выкупил Мадонну и подарил родной Фландрии.

Так возникло непередаваемое очарование этого края. Каждый давал что мог – красота копилась веками. В наши дни традицию продолжили три самые богатые семьи Брюгге. Они скинулись на 10 млн. евро, чтобы открыть уникальный музей. На главной площади города, в здании рядом с колокольной ратушей, появился «Историум». Это не простая выставка с привычными витринами и экспонатами. Зрителям показывают представление, переносящее в историю золотого века Брюгге – середину XV века. Шаг за шагом проходя через несколько залов, они наблюдают, как на многочисленных экранах разворачиваются приключения, выпавшие на долю ученика фламандского живописца Яна ван Эйка. Пускай сюжет и сам персонаж-подмастерье полностью выдуманы. Зато погружение в дух эпохи – потрясающее.

Интересен и другой эксперимент, который поставили в другом фламандском городе – Генте. У него своя захватывающая история. Почти 500 лет Гент был самым большим, после Парижа городом Европы. Благодаря особым привилегиям город необычайно разбогател. Так уж повелось, когда заводились деньги, – фламандцы строили грандиозные соборы. А где они – там и великие художники.

В Генте работал один из столпов Северного Возрождения – художник Ян ван Эйк, подаривший городу знаменитый алтарь. Это эпическая композиция на библейские темы, состоящая из 24 громадных панелей. Сейчас она – едва ли не главная визитная карточка города. Время не щадит живопись, а алтарю тем более досталось. Наполеон вывозил его в Лувр, спустя полтора века – реквизировала фашистская Германия. В 1934 г. одну из створок шедевра похитили – она не найдена до сих пор. Истории этой громкой кражи посвящён отдельный зал Гентского музея СТАМ.

Каждые 50–60 лет знаменитый алтарь реставрируют. Предыдущие работы прошли неудачно – в 1950-е гг. произведение Ван Эйка зачем-то покрыли акриловой краской, которая медленно разъедает шедевр. С октября прошлого года идёт новая реставрация, она продлится до 2017 года. Работы превратили в своеобразное шоу. Команда реставраторов, которую собрали в Гентском музее изящных искусств, не скрыта от публики, но отделена от неё громадным панорамным стеклом. Так что любой посетитель музея может наблюдать за ходом работ, заодно разглядывая выставленные на мольбертах фрагменты алтаря.

В общем во Фландрии всё своё, особенное. Вроде вокруг Европа, но другая. Например, даже в маленьких здешних барах пива подают – несколько десятков сортов. Всё местное. Те самые знаменитые на весь мир «кваки», «трапперы» и эли с сотнями оттенков бесподобных цветочно-фруктовых вкусов. По сравнению с ним прославленные в России пенные напитки из Германии кажутся грубыми и примитивными.

Как делают хороший шоколад

Считается, наш, российский, шоколад – по качеству очень приличный. По крайней мере отечественные кондитерские фабрики не разучились выпускать отменные на вкус плитки. Сделают, если надо.

Но задирать нос рано – есть ещё чему поучиться. Вот шоколадные цифры: 27 стран Евросоюза, вместе взятые, выпускают более половины этой сладости в мире. Примерно 3,2 млн. т в год против 2,3 млн. т, которые приходятся на долю оставшихся производителей. Для сравнения: выпуск шоколадных сладостей в РФ – 980 тыс. т в год. Только мы в основном съедаем свой шоколад сами, тогда как европейцы – две трети экспортируют. Конечно, не сказать, что продажи сладостей за рубеж – такое уж золотое дно. На них приходится лишь 6% продовольственного экспорта Евросоюза. Тогда как напитки, в первую очередь вино, дают 29%, мясо и молоко – по 12%.

Зато европейцы гордятся своим шоколадом. Тут Фландрия – признанный законодатель мод. Не зря этот край называют родиной шоколада. Первое в истории упоминание об этой сладости – запись о покупке неким аббатством шоколада в городе Гент. С тех пор датой рождения этой сладости считается 1635 год. 276 лет спустя, в 1911 г., фландрийцы совершили новую революцию в сладкой индустрии. Они изобрели особое пралине – мягкую шоколадную начинку в оболочке из твёрдого шоколада. Сейчас эти конфеты настолько привычны, что трудно представить, что когда-то их не было.

Если рецепт шоколада разрабатывает настоящий мастер, он тщательно подбирает сорта какао. Скажем, продукт из Эквадора даёт яркий фруктовый аромат. Гвинейские зёрна, напротив, обладают густым, немного грибным запахом. Третья особенность: только очень немногие шоколадные фабрики могут позволить себе готовить шоколадную массу, перемешивая её в течение минимум 78 часов. При этом уходит горечь. Специалисты называют этот процесс коншированием. Обычно при производстве ординарных плиток процесс идёт на скорую руку: два-три часа мешки для крупных производств – уже долго. Во Фландрии трое суток – норма. По мнению здешних кондитеров, только так можно вывести из какао нежелательные ароматы, которые портят вкус продукта. Затем шоколад закаляют, поднимая температуру до 50 градусов и плавно понижая до 25.

Другая хитрость – особый помол смеси сахара и зёрен какао, из которой получается шоколадная масса. Как показали исследования Университета Гента, по фландрийским традициям частички размалывают до умопомрачительно мелкой величины – 18–20 микрон. Чтобы сохранить максимум природного вкуса зёрен какао, используют дорогущие жерновые мельницы. Вот почему этот шоколад тает во рту, на языке нет и намёка на малейшие частички. Лучшие показатели кондитерской промышленности других стран – помол в 25–35 микрон. При этом обычно используют не жерновые, а лопастные мельницы. Они намного производительнее, но убивают вкус зерна.

Вообще у каждой европейской страны – свой шоколадный почерк. Французский продукт обычно темнее фландрийского и более горький. У него не такой насыщенный аромат. Швейцарский фирменный стиль – обильное использование молока, этот шоколад очень мягкий. Немцы? Тут фирменного почерка не найти. Конечно, шоколадных сладостей они выпускают больше всех в Европе: 2,3 млн. т против фландрийских 450 тысяч. Но, что касается вкуса, в этой области их трудно назвать выдающимися мастерами.

Чтобы продолжить чтение номера, оформите подписку

Годовая подписка на газету за 490 руб.

- или -

Купить этот номер за 25 руб.

*Подпишитесь на газету и получай яркий, цветной оригинал газеты в формате PDF на свой электронный адрес

Полный номер для скачивания доступен в нашем Telegram канале

Ошибка в тексте? Пожалуйста, выделите ее и нажмите "Ctrl + Enter"



Обсудить наши публикации можно на страничках «АН» в Facebook и ВКонтакте

?>

//Новости Гнездо.ру

Загрузка...

//Новости ADWILE

//Новости партнеров


//Авторы АН

Все авторы >>

//Новости Гнездо.ру

Загрузка...

//Новости ADWILE

//Новости advert.mirtesen.ru

//Читайте также

//Новости СМИ2

//Новости Lentainform.com

Загрузка...
ювелирная неделя моды

//Новости Redtram

//Мы в соцсетях

Загрузка...
//Наши партнеры