Иркутск

//НАШИ ПАРТНЕРЫ

//Новости

//События/Афиша

eta-prekrasnaya-zhizn

//Сад и огород

//Новости MarketGid

//новости 24СМИ

//Поп-новости

//Национальный Акцент

//Общество

Люди здесь живут? Нет, не слышали

№ 9 (551) от 9 марта 2017 [«Аргументы Недели Иркутск», Ольга Брайт ]

Люди здесь живут? Нет, не слышали

Очередные нестыковки в законодательстве нарушают права многодетных матерей, молодых семей и других граждан, рассчитывавших на бесплатное предоставление земельных участков. Муниципалитеты, попавшие в границы особых зон, привязанных к объекту Всемирного наследия, связаны по рукам и ногам. Жить возле Байкала, оказывается, не так-то просто.

Алеся Мешкова — мать троих детей. Старший — уже почти взрослый парень, а младшему — еще и двух нет. Казалось бы, по российским законам, женщина имеет право получить в собственность земельный участок, где было бы отлично построить частный дом, завести хозяйство и жить-не тужить, добрым словом поминая государство. Семья уже и с местом определилась, и кадастровый план подготовила. Вот только мечтам многодетной мамы не суждено было сбыться. Как оказалось, в родном для Алеси поселке Еланцы совсем другие порядки в части земельных отношений. Отказ в предоставлении участка аргументировали так: «Земли, на которых расположено озеро Байкал (включая его водоохранную зону), являются ограниченными в обороте и не могут предоставляться в частную собственность». Если кто-то с таким доводом не согласен, то может обращаться в суд. Или смириться и взять участок в аренду.

«Почему граждане Российской Федерации, у которых есть гарантированное право на бесплатное предоставление земли, должны добиваться его в судебном порядке? Люди, доказывая свою правоту, тратят деньги и массу времени. В прошлом году мы бились за фермеров, которые теперь тоже по рукам и ногам скованы и не могут оформить земли. Мы словно не к России относимся, а к Мозамбику», — возмущен глава Еланцинского муниципального образования, который при всем желании не может действовать в разрез с прямыми указаниями прокуратуры. Никому за решетку не хочется, особенно в регионе, где глав муниципалитетов в последнее время любят «привлечь».

Такая вот очередная правовая коллизия обнаружилась в законах нашего «заботливого» государства. Беспокоясь об экологии, перестраховались так, что интересы населения отошли на второй план.

«Нормы закона Иркутской области от 28.12.2015 г. №146‑оз «О бесплатном предоставлении земельных участков в собственность граждан» обладают меньшей юридической силой, в связи с чем применению в рассматриваемом случае подлежат требования ст. 27 Земельного кодекса РФ», — разъяснила прокуратура Ольхонского района. При этом, по словам главы района, обновленное законодательство действует больше года, но раньше его не трактовали так жестко. Сейчас, видимо, выборы в Госдуму позади, уже не требуется держать лицо, и к людям можно повернуться самой неприглядной точкой. Хотя на самом деле возможность для маневра есть.

Закон, что дышло…

Как мы уже упомянули, природоохранная прокуратура и прокуратура района, оспаривая законность предоставления земель в собственность гражданам, ссылаются и на статью 27 Земельного кодекса РФ, и на понятие «территория, занимаемая объектом Всемирного наследия». На него же указывают и регистрирующие органы, отказывающие в регистрации права собственности на земельные участки. Между тем ни один законодательный акт не дает определения этому понятию. В то же время практически весь Ольхонский район расположен в границах центральной экологической зоны Байкальской природной территории (ЦЭЗ БПТ).

«Сейчас складывается практика, приравнивающая территорию центральной экологической зоны Байкальской природной территории к «территории, занимаемой объектом Всемирного природного наследия». На наш взгляд, это понимание является ошибочным. В любом случае оно требует четкого юридического толкования и закрепления в федеральном законе «Об охране озера Байкал», — объясняет Виталий Матвеев, консультант комитета по управлению муниципальным имуществом и планированию территорий администрации Ольхонского района.

Если коротко, то в ситуации с Ольхонским районом наслоилось сразу несколько терминов: «объект Всемирного наследия», «центральная экологическая зона», «водоохранная зона». В результате самые разные «нельзя» коснулись территории в радиусе 200 км от Байкала. От терминологического спора страдают десятки людей, муниципалитеты в недоумении. В судах — около десятка схожих исков.

«Широкое использование понятия приводит к тому, что местные власти не могут исполнять свои прямые обязанности, а люди не могут получить земельные участки. Отказы получают даже такие категории граждан, которые по федеральному законодательству имеют первоочередное право на землю: многодетные, ветераны Великой отечественной войны, дети-сироты. Доходит до абсурда: у некоторых глав на руках взаимоисключающие представления прокуратуры — одно с требованием предоставить землю в собственность во исполнение федерального закона, другое — о запрете передачи этой же земли в собственность», — комментирует проблему депутат Госдумы Михаил Щапов. На личном приеме депутата каждый второй житель района обращался к нему как раз в связи с нерешенным земельным вопросом.

По мнению местных властей, необходимо внести поправки в закон «Об охране озера Байкал», четко прописать норму, чтобы впредь избегать вольных трактовок. Кроме того, представители муниципалитетов просят конкретизировать список запрещенных видов деятельности в границах центральной экологической зоны, исключив из него жилищное строительство в границах населенных пунктов.

Уникальная территория. Законсервируем?

Расширенное толкование органами прокуратуры перечня запрещенных видов деятельности в ЦЭЗ БПТ тоже обернулось большими проблемами. Практически парализованы жилищное и социальное строительство в прибайкальских поселках, нельзя полноценно развивать туризм и сельское хозяйство, но именно эти виды деятельности могли бы обеспечить людей работой, стать источником дохода для населения и района.

Сельское хозяйство в муниципалитете «подтормаживает», пока более 112 тысяч гектаров земель сельскохозяйственного назначения находится в ведении Прибайкальского национального парка. И в том, что касается туризма, пока тоже далеко до баланса между запретами на хозяйственную деятельность и потенциалом для развития рекреационной сферы. Инвестиционная привлекательность района под большим вопросом. Между тем турпоток ежегодно увеличивается и исчисляется сотнями тысяч прибывающих. Согласно прогнозам, интерес к Байкалу будет только расти. Как на этом заработать с минимальным ущербом? Вот он, момент балансировки.

«Ольхонское муниципальное образование не получает никаких экономических преимуществ от того, что на его территории находится уникальный объект всемирного природного наследия — озеро Байкал. Наоборот, оно испытывает серьезные трудности в реализации тех или иных направлений своего развития», — в голос говорят мэры оказавшейся в правовой ловушке территории. Они хватаются за голову: «Как теперь очистные сооружения строить? Как дороги прокладывать?» Для строительства жилищно-коммунальной и транспортной инфраструктуры тоже ведь барьеры появились.

Между тем давно известно, что ситуация с очистными сооружениями в районе критическая. Существующая инфраструктура не отвечает никаким санитарным нормам. Те же опасные фосфаты, как и раньше, утекают в Байкал. На территории района не построено и не введено в эксплуатацию ни одного современного очистного сооружения по федеральной целевой программе «Охрана озера Байкал и социально-экономическое развитие Байкальской природной территории на 2015-2020 годы». А теперь чиновники опасаются что-нибудь нарушить, если начнут проектировать и строить объект.

Еще одна, кажется, вечно острая тема — дороги. Ольхонский район протянулся вдоль западного побережья Байкала более чем на 400 километров. С некоторыми населенными пунктами устойчивое дорожное сообщение отсутствует. Например, 77 километров автомобильной дороги Курма—Онгурен — настоящая пытка. Кто ездил, знает, каково это — несколько часов на скорости, ненамного превышающей скорость пешехода. Это и дорогой-то сложно назвать. Однако иных путей сообщения с Онгуренским муниципальным образованием, где проживает около 600 человек, нет. «При этом сегодня невозможно провести какие-либо дорожно-восстановительные работы, — объясняют местные власти. — 23-километровый участок этой дороги тоже находится на землях ФГБУ «Заповедное Прибайкалье». А на основании устава Прибайкальского национального парка ФГБУ не уполномочено проводить ремонт дороги для безопасного проезда транспортных средств, эксплуатация которых не связана с использованием, охраной, защитой, воспроизводством национального парка. Похожая ситуация сложилась с Хужирским муниципальным образованием. На острове Ольхон практически отсутствует дорожное сообщение с населенными пунктами Песчаное, Усык, Узуры».

В общем как обычно: хотели как лучше, получилось как всегда. Вроде как об экологии государство забоится, но запреты мимоходом затрагивают и другие ключевые для территорий вопросы. Предложенная законодателями пилюля от утраты всемирного природного наследия имеет массу побочных эффектов. Как с ними справиться? Новая головоломка для тех, кто увлечен регулированием. Пока же пациент, в виде «как бы перспективного» Ольхонского района, по словам местных жителей и мэров, продолжает чахнуть.

Ошибка в тексте? Пожалуйста, выделите ее и нажмите "Ctrl + Enter"



Обсудить наши публикации можно на страничках «АН» в Facebook и ВКонтакте

//Подписаться на рассылку эксклюзива от АН

?> sungrado

//Новости Гнездо.ру

Загрузка...

//Новости ADWILE

sungrado

//Новости партнеров


//Новости redtram.com

//Авторы АН

Все авторы >>

//Музподарок от Юры Валова

//Новости Гнездо.ру

Загрузка...

//Новости ADWILE

//Новости advert.mirtesen.ru

//Читайте также

//Новости GlobalTeaser

//Новости СМИ2

//Новости Lentainform.com

//Мы в соцсетях

sungrado
//Наши партнеры