//НАШИ ПАРТНЕРЫ

//Новости

//События/Афиша

eta-prekrasnaya-zhizn

//Сад и огород

//Новости MarketGid

//новости 24СМИ

//Поп-новости

//Национальный Акцент

//Общество

Соседи вне закона

№ 9 (551) от 9 марта 2017 [«Аргументы Недели », Ирина ПЕТРОВА ]

Соседи вне закона
Уверенность бандитов в своей безнаказанности не знала предела (на фото – сообщники Е. Макарова)

На днях в Зюзинском районном суде г. Москвы заканчивается уголовный процесс, который без преувеличения можно назвать беспрецедентным для нашей страны. На скамье подсудимых впервые в новейшей истории России оказались так называемые квартирные рейдеры, скупавшие доли в жилье и впоследствии жуткими методами вынуждавшие содольщиков за бесценок продавать, а то и дарить им оставшуюся часть квартиры. Участникам организованной преступной группы во главе с бывшим участковым полицейским Евгением Макаровым, в течение нескольких лет занимавшимся этим чудовищным «бизнесом», грозит до 10 лет лишения свободы.

Простые схемы 

Как рассказала «Аргументам недели» адвокат Оксана Филачёва, представляющая интересы пострадавших граждан, схема, по которой действовали лихие «риелторы», была до крайности простой. Вначале доля в квартире выкупалась у родственников совладельцев лично Макаровым либо на имя подставного лица. Вскоре после этого в квартиру (иногда в результате взлома дверей) вламывалась группа бравых молодых людей кавказской национальности, заявлявших, что они теперь на правах хозяев будут здесь жить. А дальше шокированным и запуганным владельцам жилья в ультимативном порядке «предлагали» заключить сделку по отчуждению их собственности на продиктованных условиях (отдать долю им за смехотворную плату или вообще даром или выкупить её же по заоблачной цене). Несогласным грозили расправой, обещали выкинуть на улицу и доходчиво объясняли, что в квартире будут находиться столько людей, сколько потребуется для того, чтобы потерпевшие согласились на озвученное предложение. При этом, по словам потерпевших, захватчики могли творить в квартире что угодно (ломать мебель, избивать тех, кто живёт в квартире, выбрасывать вещи на улицу и т.д.), а пытавшимся сопротивляться собственникам грозили привлечением к уголовной ответственности.

«Уверенность Е. Макарова и его подельников строилась на их убеждённости в том, что правоохранительные органы откажут потерпевшим в возбуждении уголовного дела, поскольку ранее практики возбуждения уголовного дела по п.п. «Б», «В» ст. 179 УК РФ («Понуждение к совершению сделки организованной группой с применением насилия». – Прим. авт.) не имелось, – комментирует Оксана Филачёва. – Однако их наглость и убеждённость в собственной безнаказанности привели к тому, что правоохранительными органами г. Москвы было принято решение о задержании Евгения Макарова и его подельников прямо в квартире одной из пострадавших семей. Таким образом, в июне 2015 года они оказались под арестом. Следствие по делу длилось почти год, в апреле 2016 года оно было передано в суд, и сейчас его рассмотрение подходит к завершению».

Без стыда и совести 

Отметим, что точное количество людей, пострадавших от действий банды Макарова, на данный момент неизвестно, так как полиция долгое время не реагировала на обращения пострадавших. «Раскрутить» тему удалось благодаря активной позиции двух пострадавших семей – Дрёминых и Гурковых, которые добились внимания к происходящему от правоохранительных органов, позвали на помощь профессионального адвоката и не побоялись обратиться в СМИ. Их стремление довести дело до конца вполне объяснимо: произошедшее с их семьями иначе как кошмаром не назовёшь. Так, в квартиру Ларисы Дрёминой (долю в её жилье без её ведома продал подставному лицу бывший супруг), где также проживали маленькие дети и престарелая мать, Макаров с подельниками вломились в ночь (!) с 8 на 9 мая 2015 года. Они избили хозяйку, разгромили квартиру и в конце концов вынудили семью попросту бежать из дома. При этом цель Макарова Ларисе была понятна сразу – выжить её с семьёй из квартиры, запугать, а потом вынудить отдать долю по очень заниженной цене или бесплатно. К тому же Макаров чётко объяснил, что полиции он не боится, в квартире будут жить его люди, и всё это будет продолжаться до тех пор, пока семья не согласится на его условия. Добавим, что уже после того, как по данному факту было возбуждено уголовное дело, фактическая «подставная» покупательница квартиры, 75-летняя пенсионерка А. Молчанова, передарила купленную долю своему сыну и его приятелю, которые впоследствии заключили между собой договор купли-продажи. Тем самым Лариса Дрёмина лишилась преимущественного права на выкуп доли в квартире.

На ситуацию Дрёминой похожа и история Марии Ермаковой. Долю в её жилье Макаров купил на своё имя, семью из квартиры они попросту выгнали, напугав до полусмерти, и также поселили в квартиру молодых людей с Кавказа. На данный момент М. Ермакова не только не может вернуться в своё жильё, но и вынуждена скрываться из-за поступающих в её адрес угроз.

В ещё более страшной ситуации оказалась и семья Дениса и Ольги Гурковых. В их квартиру захватчики явились в феврале 2015 года, выломали дверь, разломали мебель, вынесли уцелевшие вещи, сняли двери в ванной комнате, нанесли побои пожилой маме Ольги Гурковой. В довершение всего они заявили, что в детской (у Гурковых двое маленьких детей) отныне будут жить несколько «горячих южных мужчин», которые также принимали участие в захвате, и длиться всё это будет до тех пор, пока Гурковы не согласятся на предложенные условия. Уезжать или убегать, как Ларисе Дрёминой или Марии Ермаковой, Гурковым было некуда, и поэтому им пришлось в течение трёх месяцев существовать бок о бок с непрошеными соседями. От такой жизни мать Ольги Гурковой получила инсульт и стала инвалидом первой группы.

Есть победа! Но бой продолжается…

Необходимо сказать, что уверенность Макарова в собственной безнаказанности основывалась не только на уже упомянутом отсутствии практики по ст. 179 Уголовного кодекса. По мнению захватчиков, нормы Гражданского кодекса они не нарушали, так как распоряжались принадлежащей им долей, а полиция бездействовала и не возбуждала дела, так как считала данные отношения исключительно гражданско-правовыми и в «уголовное» поле не попадающими. Эта наглая убеждённость дошла до высших пределов: в частности, Макарова и компанию не трогал даже тот факт, что в течение трёх месяцев ситуацию в квартире Гурковых освещали тележурналисты. На это захватчики попросту не обращали внимания – так, в квартиру Ларисы Дрёминой из квартиры Гурковых они перешли чуть ли не под прицелами телекамер.

Тем не менее наступил момент, когда чаша терпения правоохранителей переполнилась. Активное освещение ситуации в СМИ привлекло пристальное внимание общественности. После более чем двух десятков репортажей по центральным каналам неравнодушные граждане потребовали от правоохранительных органов прекратить бездействие и остановить преступников. В защиту интересов семьи Ларисы Дрёминой включилась прокуратура Юго-Западного округа г. Москвы. В результате в Зюзинский суд было подано два иска: первый – о признании недействительным договора купли-продажи, который экс-супруг Дрёминой заключил с уже упомянутой А. Молчановой; второй – о признании недействительным дарения доли Молчановой её сыну с приятелем. Оба иска были удовлетворены, и 14 ноября 2016 года, когда решение суда вступило в силу, право собственности на проданную Е. Макарову долю в квартире перешло обратно к Ларисе Дрёминой.

«Суд в решении сослался на ст. 169 ГК РФ («Недействительность сделки, заключённой вопреки основам правопорядка») и основывался на том, что отец несовершеннолетних детей действовал заведомо вопреки их интересам, заключая сделку по продаже доли в обход того факта, что преимущественное право покупки по закону было у их матери, – комментирует адвокат Оксана Филачёва, представлявшая интересы Ларисы Дрёминой в судебном процессе. – Очень важно, что это первое решение суда в г. Москве, вынесенное в защиту интересов матери и детей, которых лишили жилья, фактически выгнав их на улицу насильственным путём. Этот факт невероятно значим, так как, на мой взгляд, именно защита интересов детей, матерей и престарелых лиц является основополагающей в борьбе с посягательствами на жильё со стороны таких «бизнесменов», как Макаров и его подельники».

Тем не менее, пока Лариса Дрёмина и её адвокат вправе гордиться своей победой, у семьи Гурковых дело, увы, обстоит не столь радужно. Они до сих пор находятся практически на улице. Тех, кто купил долю у сестры Ольги Гурковой, а потом нанял Макарова для того, чтобы «помочь» собственнице доли в купленном жилье, пока так и не удалось привлечь к ответственности. Не может вернуться в своё жильё и Мария Ермакова. Остаётся лишь надеяться, что и прецедент, в результате которого вернулась квартира к Ларисе Дрёминой, и уголовное дело против банды Макарова, развязка которого уже близка, заставят правоохранителей активизировать свою деятельность по защите россиян от «квартирных рейдеров».

Слово адвокату

Оксана Анатольевна Филачёва, кандидат юридических наук, адвокат потерпевших Ларисы Дрёминой и семьи Гурковых:

- Тот успех, который был достигнут прокуратурой Юго-Западного округа Москвы в защите интересов Л. Дрёминой и её детей в суде, должен быть взят за основу в помощи и другим семьям, подвергающимся подобному нападению. Необходимо, чтобы правоохранительные органы наконец перестали отказывать в возбуждении уголовных дел, ссылаясь на гражданско-правовой характер отношений между содольщиками жилья. Совершенно очевидно, что остановить захваты квартир могут именно правоохранительные органы, не допуская вселения в жилое помещение граждан, не имеющих решения суда о вселении и определении порядка прав пользования помещением. Кроме того, важно, чтобы при регистрации сделок в Росреестре, проверялось наличие несовершеннолетних детей и престарелых граждан, в том числе инвалидов, зарегистрированных в отчуждаемой квартире, и в случае их наличия регистрация таких сделок приостанавливалась до получения решения органов опеки по каждой конкретной сделке. Также отмечу, что ст. 45 ГПК РФ чётко предусмотрено участие прокуратуры в делах о выселении граждан. Однако практика такова, что в обход исков о выселении в суд предъявляются иски о прекращении права пользования и снятии с регистрационного учёта, где участие прокуратуры не обязательно. Именно так люди, лишённые защиты прокуратуры и органов опеки и попечительства, без решения суда о выселении оказываются на улице.

Ошибка в тексте? Пожалуйста, выделите ее и нажмите "Ctrl + Enter"



Обсудить наши публикации можно на страничках «АН» в Facebook и ВКонтакте

//Подписаться на рассылку эксклюзива от АН

?> sungrado

//Новости Гнездо.ру

Загрузка...

//Новости ADWILE

sungrado

//Новости партнеров


//Авторы АН

Все авторы >>

//Музподарок от Юры Валова

//Новости Гнездо.ру

Загрузка...

//Новости ADWILE

//Новости advert.mirtesen.ru

//Читайте также

//Новости GlobalTeaser

//Новости СМИ2

//Новости Lentainform.com

//Новости Redtram

sungrado
//Наши партнеры