//НАШИ ПАРТНЕРЫ

//Новости

//События/Афиша

sirano-de-berzherak

//Сад и огород

//Новости MarketGid

//новости 24СМИ

//Поп-новости

//Национальный Акцент

//Общество

Истребители памяти

Современные десталинисты растят неонацизм

№ 24 (265) от 23 июня 2011 [«Аргументы Недели », Беседовал Иван КОНЕВ ]

Истребители памяти

«22 июня, ровно в 4 часа, Киев бомбили, нам объявили, что началася война»… 70 лет назад наши отцы и деды, матери и бабушки услышали позывные Совинформбюро. Первые убитые и раненые, первые бомбежки, первые окружения и первые пленные. 1418 дней и ночей ужаса, крови, побед и поражений. Похоронки и праздничные салюты. Самый страшный урок истории, самая страшная война в истории человечества. Советский Союз принес огромные жертвы на алтарь Победы. Тем страшнее то, что мы забываем уроки тех дней, что вновь в «Зиг хайле» вскидывают правую руку в Прибалтике, в Украине и даже в России.

В годовщину начала Великой Отечественной войны «АН» беседуют с военным историком, автором многочисленных исследований Алексеем ИСАЕВЫМ.

Дан приказ ему: «На Запад!»

– Западные, да и некоторые российские историки говорят, что Гитлер просто опередил Сталина, который готовился напасть первым…

– У Сталина действительно была запланирована наступательная операция. Но только для разгрома главных сил противника, стоявшего у наших границ.
С точки зрения военной стратегии претензий к ней нет. Идет подмена понятий между наступательным военным планом и политической агрессией против другого государства. Это чушь и полное непонимание базовых вопросов военной стратегии.

Наступательной военной операцией можно решать политическую задачу защиты страны. Например, в 1967 году армия Израиля наступательными действиями решила задачу защиты своей страны. Не надо смешивать политический акт агрессии с наступательным планом Советской армии, целью которой было не взятие Берлина, а уничтожение армии противника. Планировалось взять ее в котел и нанести непоправимый ущерб. Почему этого не произошло – отдельный и очень большой разговор.

– Давайте все-таки поговорим об этом. Почему не получилось? Откуда такие большие потери в начале войны?

– Соотношение сил 100 немецких дивизий против 40 советских. Красная армия – 5,4 миллиона человек. Вермахт – 7,2 миллиона штыков.

Немцы имели подавляющее численное превосходство в личном составе. Они просто перемололи первый эшелон обороны – 56 наших дивизий, эти части буквально костьми легли на пути агрессора.

Сокрушив передовые оборонительные ограждения, немцы преодолели 100–150 км и атаковали второй эшелон  войск особых округов. Затем последовал скачок еще на 150–200 км на линию Западная Двина и Днепр. Там было 52 советских дивизии. Размололи и их.

Такая скорость передвижения обуславливалась тем, что вермахт опередил остальные страны в развитии моторизованных войск. Немцы добились большого успеха уже в начале 30-х и создали действительно совершенную машину. Советские механизированные корпуса по 30 тысяч человек объективно не могли сравниться с танковой группой в 150–200 тысяч человек. Плюс 700–800 танков, плюс артиллерия 210–240 мм на скоростных тягачах.

То, что сумела в то время сделать Красная армия, ее командиры и командующие – это чудо!

– Откуда же советские наступательные планы на армию противника, если разрыв между нашими дивизиями в стратегических эшелонах обороны доходил до 100–200 километров? При таком рассредоточении войск ни обороняться, ни атаковать невозможно.

– На 22 июня Красная армия не имела ни оборонительной, ни наступательной группировок. Это была не закончившая сосредоточение группировка войск.

В середине июня начинается паника. Советское руководство принимает лихорадочные меры по приведению страны в боеготовность. И в числе этих мер начинается выдвижение глубинных корпусов особых округов, выдвижение армии из внутренних округов. Это движение, естественно, не успевает завершиться до 22 июня.

Это была, наверное, главная ошибка Верховного Главнокомандующего Сталина – он недооценил политические результаты берлинских переговоров Молотова и Гитлера в ноябре 1940 года. Поверив, что нападения в ближайшее время не будет, Верховный неправильно оценивал действия Германии весной 41-го: сосредоточение войск у наших границ, мобилизационное развертывание германской армии. И внезапное нападение. Сталин рассчитывал, что война начнется с дипломатической увертюры.

Идеальный сценарий войны по советским военным планам: возникает политическая напряженность, начинаются переговоры, постепенно переходящие в перепалку, под сенью этих переговоров постепенно разворачивается армия, и в определенный момент обе стороны начинают реализовывать свои наступательные планы. Советский Союз уже бы был готов в полной мере.

При правильном анализе переговоров осознание возможности внезапного нападения Гитлера на СССР, возможно, пришло хотя бы на неделю раньше. И это бы улучшило условия нашего вступления в войну.

Опасные игры российских десталинистов

– Недавно глава президентского Совета по гражданскому обществу и правам человека Михаил Федотов предложил программу десталинизации. Ваше отношение к этим инициативам и роли личности Сталина в ходе Великой Отечественной войны?

–  Это средство самопиара и имитации бурной деятельности. Практического результата от таких инициатив нет. И не будет. А Сталин был Верховным Главнокомандующим во время самых драматических событий нашей истории. Он совершал не только ошибки…

– Ваши оппоненты говорят, что он в начале войны делал только ошибки…  

– Решение Сталина, достойное положительной оценки, – это отказ от предвоенного плана мобилизации 1941 года уже в первый день войны. И начало формирования новых дивизий. Они стали заменой разгромленных у наших границ войск. Именно дивизии, сформированные по этому решению Сталина, отстояли Москву. В том числе и знаменитая 316-я Панфиловская дивизия. Это было абсолютно правильное решение.

– Сейчас многие, особенно в нашем бывшем Восточном блоке, проводят параллели между Сталиным и Гитлером, между фашистской Германией и СССР.

– При всех недостатках советская власть ориентировалось на, так сказать, изменяемые свойства личности. Если капиталист изменил свой статус, перековался, то отношение к нему менялось.

Гитлеровский режим был изначально направлен на уничтожение наций, целых народов. Вне зависимости от их личных качеств. Поэтому при всей жестокости сталинских репрессий – общие цифры примерно 3 миллиона человек, в том числе 800 тысяч были расстреляны, позиции несравнимы с жертвами нацистского режима. Гитлер уничтожал людей десятками миллионов. В том числе в нашей стране.

– Рост неонацистских настроений в странах бывшего соцлагеря и некоторых республиках бывшего Союза. С чем это связано?

– В странах Прибалтики пытаются вытеснить из себя ощущение неудачников по итогам вхождения в состав СССР в 1939–1940 годах. В Финляндии, например, этого нет. Потому что они тогда буквально уперлись рогом и, несмотря на существенные потери, сумели выстоять и сохранить независимость. В Прибалтийских странах независимость с оружием в руках даже не пытались отстоять. И вытеснение этого национального позора выражается в заявлениях: «Мы тоже с русскими воевали на задворках СС».

Похожая ситуация на Западной Украине. Их постоянные попытки создать что-то независимое пресекались то Россией, то Польшей, то Германией. Например, во время Гражданской войны в России они не смогли с оружием в руках сохранить свою государственность. Поляки их разгромили.

И свои комплексы неудачников они пытаются изжить таким чудовищным способом. Хотя немцы проводили политику геноцида и на этой территории.

– Но откуда в России неонацизм? И есть ли он вообще?

– Есть. На мой взгляд, именно когда мы говорим: «Сталин хуже Гитлера», мы сами выращиваем таких молодчиков. Если же мы будем говорить, что Сталина нельзя сравнивать с абсолютным злом – Гитлером, отношение будет другим. И когда молодежи свои же деятели ставят между ними знак равенства, то чего от них ожидать?!

– То есть  причитания о десталинизации косвенно влияют на прорастание зерен неонацизма на нашей почве?

– Конечно. Безоглядное выливание помоев на свое прошлое  приводит к таким последствиям. Я очень подозрительно к таким попыткам отношусь. Сегодня мы говорим: десталинизация, завтра будем осуждать Александра Второго, затем и до Ивана Грозного доберемся. Это воспитание комплекса национальной неполноценности. Очень опасные игрушки.

История – двуликий Янус

– На Западе, особенно в США, распространено мнение, что войну выиграли именно они. Роль СССР была минимальной. Это сознательная позиция?

–  Нужно в первую очередь помнить, что было на самом деле. Самым ценным ресурсом Германии был людской – солдаты и офицеры. 75% убитых фашистов уничтожены именно на Восточном фронте. Нельзя, конечно, отрицать вклад союзников. Считается, что они сломали хребет Люфтваффе, а Красная армия – сухопутным войскам.

– Но как донести это до западного обывателя?

– До обывателя это донести невозможно. Для тех, кто хочет изучать реальную историю, существуют книги зарубежных историков. Например, полковника Дэвида Гланца «Когда титаны сталкиваются: как Красная Армия остановила Гитлера». Название говорит само за себя.

Или книга Никласа Цеттерлинг «Нормандия 1944 г.», в которой он приводит потери на Западном и Восточном фронтах.

– Тем не менее у них больше популярны другие источники информации…

– Есть определенное поп-мнение. Хотя замечу – западные профессиональные историки не подвергают сомнению внушительный вклад Советского Союза в победе над фашизмом.

Лубочная война

– Ваше отношение к документальным и художественным фильмам о войне? Целый цикл был на НТВ, затем – Первый канал, Второй, Третий.  Все эксплуатируют тему войны.

– На НТВ недавний фильм Пивоварова «Роковые решения» мне показался затянутым и скучным.

Есть хорошие документальные фильмы. Я сам участвовал в создании сериала «Великая война», и мне за него не стыдно. Но многие стремятся найти жареные факты. Даже не в погоне за рейтингом, а за скандальной популярностью, идут на сделку с собственной совестью.

Художественные фильмы пока вызывают удручающее впечатление. Но та же «Брестская крепость» лучше, чем заведомый мусор, который иногда снимают. Но, к сожалению, пока уровня «Они сражались за Родину» или «Горячего снега» мы не достигли.

– Наши дети именно на таких современных фильмах и узнают о войне. Старые советские фильмы – редкость на телеканалах. А как сейчас войну преподают в школах? Что пишут в учебниках?

– В изучении войны в российских школах просто катастрофа. На 1418 дней войны выделено только четыре часа. Включая военную политику в предвоенный период. И идет тенденция к сокращению и этого куцего времени. Скоро о Сталинградской битве в школе не успеют рассказать.

В советской школе было 14 часов. Поэтому даже из потока агитпрома можно было запомнить, выделить, понять главное.

Давайте хотя бы сделаем цикл из 8 часов. Иначе только те наши дети, которые дополнительно будут изучать историю войны, смогут что-то вынести и запомнить.

Ошибка в тексте? Пожалуйста, выделите ее и нажмите "Ctrl + Enter"



Обсудить наши публикации можно на страничках «АН» в Facebook и ВКонтакте

//Подписаться на рассылку эксклюзива от АН

?> sungrado

//Новости Гнездо.ру

Загрузка...

//Новости ADWILE

sungrado

//Новости партнеров


//Авторы АН

Все авторы >>

//Музподарок от Юры Валова

//Новости Гнездо.ру

Загрузка...

//Новости ADWILE

//Новости advert.mirtesen.ru

//Читайте также

//Новости GlobalTeaser

//Новости СМИ2

//Новости Lentainform.com

//Новости Redtram

sungrado
//Наши партнеры