//НАШИ ПАРТНЕРЫ

наши партнеры

//Новости marketgid

//новости 24СМИ

//Поп-новости

//Сад и огород

//Общество 13+

Космос не только для военных

№ 14(658) от 11.04.19 г. [«Аргументы Недели », Владимир Леонов ]

Космос не только для военных
Фото Г. Поляков /Интерпресс/ ТАСС

День космонавтики – праздник национальной гордости. Но констатируем факт – количество пилотируемых пусков сократилось, Ракетно-космический центр имени Хруничева идёт под нож, а если точнее, под коммерческую застройку, а «Роскосмос» опять обвиняют в миллиардных хищениях. Тенденция? Но Герою России лётчику-космонавту Юрию Владимировичу УСАЧЁВУ (4 полёта, 553 дня, 7 выходов в открытый космос) «АН» задавали другие вопросы – о прошлом, настоящем и будущем.

Наш «Орлан» – лучший!

– Если говорить, что «всё пропало», то тогда не ко мне. Я смотрю на это по-другому. Что такого произошло в стране, в промышленности, в экономике? Ничего особенного. Это очередная попытка заявить на всю страну: ах, всё пропало, у нас даже в космонавтике всё рушится. Я так не думаю.

– Существует мнение, что «Мир» можно было сохранить, а не топить в океане, что это сделано по указке из Вашингтона, которому нужны были российские технологии строительства и эксплуатации долговременных орбитальных космических станций.

– Сплошные спекуляции. Осталось только спросить: правда же, американцы не были на Луне? По поводу станции «Мир». Планировалось, что она отработает в космосе три-четыре года. Соберём, она полетает, опробуем и пойдём дальше. Она отлетала 15 лет! И слава богу, что этот запас заложили конструкторы. Там было много проблем, были столкновения, разгерметизации, много ремонтов. А за два с половиной года до увода «Мира» с орбиты и затопления началось строительство МКС. Станции летали параллельно. Два проекта мы бы точно не потащили. Чтобы оставлять «Мир» в рабочем состоянии, надо было раньше принимать решение и поднимать орбиту. А потом, когда станция просела (за счёт трения о разреженную атмосферу происходят постепенное торможение и потеря высоты. Все приходящие корабли помогают набрать высоту за счёт своих двигателей. – Ред.), остался только вариант затопления. Слава богу, рассчитали хорошо, выдали импульс, и она всеми 125 тоннами свалилась не на головы, а на кладбище космических кораблей в южной части Тихого океана. Не нужно плясок на костях – «Мир» достоин того, чтобы поблагодарить и отпустить. Без «Мира» МКС бы не состоялась.

– Вы дважды летали на «Союзах» и потом дважды на шаттлах – «Атлантисе» и «Дискавери». В советском «Буране» закладывалась система спасения экипажа, в «Союзах», само собой, тоже. И показала свою эффективность. На американских шаттлах ничего подобного не было. Вы летали на них до гибели «Колумбии», но уже после катастрофы «Челленджера» в 1986-м.

– Думали, как всегда, – обойдётся. Для успокоения совести после первой катастрофы американцы сделали систему покидания. Но она позволяла спастись экипажу только в горизонтальном полёте на высоте менее 10 м, когда существует угроза благополучному приземлению. Открывается люк, выдвигается телескопическая балка, и, продвигаясь по ней, можно покинуть корабль с парашютом. Но такая ситуация маловероятна, чтобы не вышли шасси. Они тоже хотели, как у нас, создать систему катапультирования, но сразу вырастала сложность конструкции кабины. Обеспечить покидание корабля всеми членами экипажа – вещь сложная.

– Но психологически как лететь, когда знаешь об отсутствии реальных систем спасения?

– Да, тяжело. Там на выведении до определённой минуты вообще вероятность спасения крайне мала. Пороховые ускорители не погасишь – только отделять, а будет ли набрана высота, достаточная для того, чтобы шаттл вернулся на взлётно-посадочную полосу?

– Своих двигателей для атмосферных полётов у него нет, это, по сути, планер, посадка по-самолётному.

– Для такой машины сложно предусмотреть спасение экипажа на всех этапах. У нас хоть скафандры были. А первое время американцы летали в негерметичных противоперегрузочных костюмах. Рукав с резинкой на конце! Только в конце эксплуатации для экипажей шаттлов сделали подобие скафандров.

– В американских скафандрах не пришлось выходить в космос?

– Нет, но на земле тренировался.

– Как они по сравнению с нашим «Орланом», созданным на НПП «Звезда» под руководством генерального конструктора Гая Северина?

– С одной стороны, в нашем давление выше, и перчатки от этого пожёстче. Да, работать снаружи станции тяжеловато. У них перчатки мягче за счёт более низкого давления в скафандре. С другой – в нашем за час десатурацию (выведение азота из крови) сделал, и можно выходить наружу. Американцам на эту процедуру требуется порядка 9 часов. У нас оперативность выше. Наш скафандр достаточно простой в обслуживании, на борту станции можешь его подогнать под любой размер и снова выйти. В «Орлане» воплощена гениальная идея слесаря сборочного цеха НПП «Звезда» – через заднюю «дверцу» войти в скафандр, словно в холодильник, самому закрыться и загерметизироваться. В американском это сделать невозможно, он делится на две части по поясу. Без напарника никуда. Наш лучше – семь раз в нём выходил, и никаких проблем.

– О невесомости. Обычный человек может испытать её секунды, прыжок с крыши сарая, например, или в самолёте, то есть не в «чистом» виде. Как оцените влияние невесомости лично на вас?

– Очень персональное. Кто-то из космонавтов говорил, что всегда летал с лёгкой головной болью – жуткое наказание. Другому постоянно казалось, что его подвесили вниз головой. А я получал радость от свободы движения. Человеческий организм – совершенно удивительная вещь, он настолько быстро адаптируется к условиям существования – у нас же нет опыта жизни в невесомости. Через несколько дней и одутловатость уходит с лица, и кровь равномерно распределяется, и жидкость лишняя уходит. Остаются лёгкость и эйфория от этого состояния.

– Мне рассказывали космонавты старшего поколения, что даже курили на станциях?

– Принципиально это возможно. В одном месте – в туалете. Воронка приёма урины создаёт воздушный поток, как пылесос, можно выпускать дым в неё, там стоят мощные фильтры и поглощают все запахи. При других вариантах дым разойдётся по станции, сработают датчики, будет сирена реветь.

 

Настоящее – корабли без испытателей

– Что можете рассказать об отряде космонавтов РКК «Энергия»?

– Это было структурное подразделение РКК «Энергия», отдел 291. Создал его на своей фирме Сергей Павлович Королёв, назвал «спецконтингентом». Он настоял, чтобы в космос летали не только военные, но и гражданские специалисты. По аналогии с авиационными КБ.

Чтобы продолжить чтение, оформите подписку

Годовая подписка на газету за 490 руб.

- или -

Купить этот номер за 25 руб.

*Подпишитесь на газету и получай яркий, цветной оригинал газеты в формате PDF на свой электронный адрес

Поддержи нас в соцсетях

//Новости Гнездо.ру

Загрузка...
?>

//Новости МирТесен

//Новости Гнездо.ру

Загрузка...

//Новости ADWILE

//Новости МирТесен

//Новости партнеров

//Новости СМИ2

//Новости партнеров

//Авторы АН

Все авторы >>

//Новости партнеров

//самое читаемое

//Новости СМИ2

//Новости ADWILE

//Новости advert.mirtesen.ru

//Читайте также

//Новости Lentainform.com

Загрузка...
Загрузка...
//Наши партнеры