Волгоград

//НАШИ ПАРТНЕРЫ

наши партнеры

//новости 24СМИ

//Поп-новости

//Новости news.net.finam.ru

//Сад и огород

//самое читаемое

//Общество 13+

«Урановое» контрнаступление

31 января 2018, 16:09 [ «Аргументы Недели. Волгоград» ]

«Урановое» контрнаступление

История разработки плана Сталинградской контрнаступатель­ной операции до сих пор остаётся полностью нераскрытой. От­сутствие до настоящего времени не рассекреченных документов по­рождает существование нескольких версий этой темы. Доктор исторических наук Николай Болотов на научно-практической конференции, прошедшей в музее «Сталинградская битва», представил факты в пользу некоторых версий.

Авторские мемуары

До сих пор среди историков не утихают споры о том, как раз­рабатывался план контрнаступления и кто был его автором. Более или менее целостную картину выработки этого решения воссоздает Г. К. Жуков в своих мемуарах. Однако сегодня возникает вопрос - на­сколько она достоверна? Г. К. Жуков прямо пишет о том, что основные положения этого плана были рассмотрены И. В. Сталиным, А. М. Ва­силевским и им во время их встречи в кабинете Верховного Главно­командующего 12 и 13 сентября 1942 года. Встреча была абсолютно секретной, и дальнейшее согласование деталей плана происходило в течение последующих двух месяцев. Содержание и детали этого пла­на стали известны только троим – И. В. Сталину, Г. К. Жукову и А. М. Василевскому. Так родился миф о «тайне трех», который затем был широко популяризирован в историко-публицистической литературе.

Во второй половине 90-х годов XX в. рассекретили журна­лы посещений И. В. Сталина, в которых скрупулезно фиксировались все его встречи и беседы с должностными лицами. 12 и 13 сентября 1942 года в этих журналах контакты И. В. Сталина с Г. К. Жуковым и Л. М. Василевским не значатся. Возможно, они проходили в других помещениях.

Что касается А. М. Василевского, то он в своих мемуарах повто­ряет версию Г. К. Жукова, но не настаивает на сро­ках встречи, указывая, что решение о контрнаступлении было принято в середине сентября 1942 года.

К проблеме авторства плана контрнаступления под Сталингра­дом в отечественной исторической литературе вообще подхо­дили тенденциозно, субъективно и исключительно политизировано. В первые послевоенные годы авторство этого плана приписывалось только одному человеку - И. В. Сталину. Во время хрущевского субъ­ективизма и волюнтаризма инициатором этого плана и его автором сделали Н. С. Хрущева вместе с командующими фронтами и коман­дармами в районе Сталинграда. Наконец, с момента выхода воспоми­наний Г. К. Жукова творцами плана сталинградского контрнаступле­ния стали Г. К. Жуков, А. М. Василевский и И. В. Сталин.

Вряд ли соответствуют исторической действительности и положения некоторых исследо­вателей, согласно которым план контрнаступления советских войск под Сталинградом вообще не разрабатывался в течение ближайших полутора-двух месяцев.

Летом или осенью?

Как же на самом деле разрабатывался план контрнаступления советских войск под Сталинградом? Новые документы и исследо­вания позволяют взглянуть на эту проблему с несколько иных пози­ций. Как свидетельствуют исторические документы и факты, Ставка Верховного Главнокомандования, Государственный комитет оборо­ны и лично И. В. Сталин приступили к планированию контрнасту­пательных операций на юго-восточном фланге советско-германского фронта, в районе Сталинграда, уже в начале лета 1942 года, сразу же после поражений советских войск в Крыму и под Харьковом. Выбор времени разработки плана был отнюдь не случайным, а опирался на фундаментальный анализ сложившейся геополитической обстановки, строился с учетом боевых действий на советско-германском фронте и базировался на детальном изучении обширной информа­ции, полученной по каналам советских разведывательных органов.

Именно летом 1942 года гитлеровское военно-политическое руководство приближалось к зениту осуществления своих геопо­литических планов. В основе их лежали два плана: план «Ориент», предусматривающий захват нефтяных богатств Северной Африки, Ближнего Востока и Передней Азии силами экспедиционного кор­пуса Э. Роммеля и план «Блау», на восточном фронте нацеленный на завоевание Кавказа и Сталинграда войсками вермахта группы армий Б и 6-й армии Ф. Паулюса.

Советское руководство вовремя раскрыло планы германского командования и приняло меры по их срыву. Ставка ВГК и И. В. Сталин точно определили стремление Гитлера во что бы то ни стало овладеть кавказской нефтью. Сталин так охарактеризовал действия Гитлера в этот период: «Это фаталист. От Сталинграда Гитлер не уйдет. Да, на Кавказ может повернуть, но часть войск у Сталинграда все равно держать будет, потому что город моим именем назван».

 Итак, в начале лета 1942 года Верховный Главнокомандующий И. В. Сталин поручает Генеральному штабу сделать наметки основ­ных положений масштабного наступления в районе Сталинграда. По заданию Сталина идея Сталинградской наступательной опера­ции была разработана старшим офицером Оперативного управле­ния Генштаба полковником, а впоследствии генерал-лейтенантом М. М Потаповым. Большой вклад в разработку этого плана внес генерал-лейтенант Н. Ф. Ватутин, занимавший в 1940-1942 гг. ряд ответственных постов в Генштабе, а с октября 1942 г. назначенный командующим войсками Юго-Западного фронта. После всесторон­него изучения составленный план был завизирован начальником Генерального штаба генерал-полковником А. М. Василевским. На карте с планом разработанной операции стояли дата 30 июля 1942 г. и подписи Потапова и Василевского. Во всяком случае, все это про­исходило в летние месяцы 1942 года. Известный американский во­енный историк Дэвид Гланц в своем обстоятельном исследовании «Советское военное чудо 1942-1943. Возрождение Красной армии», русский перевод которого вышел в свет в 2008 году, на основании изучения многообразных документов и источников тоже приходит к однозначному выводу о том, что план Сталинградского контрна­ступления был разработан именно летом 1942 года. «Только в конце августа, - утверждает Д. Гланц, - Сталин полностью осознал, что Красная армия сможет добиться победы, только организовав массированные стратегические контрнаступления па самых критических участках фронта».

Нужна одна победа

Весь план предстоящего решающего наступления был нацелен только на победу. В этом отношении он строился с учетом совокуп­ности объективных и субъективных факторов. В активе у советского военно-политического руководства были наращиваемый военно-экономический потенциал страны, неоспоримое превосход­ство в людских ресурсах, постоянно совершенствующаяся боевая выучка личного состава Красной армии, небывало высокий подъем патриотических настроений советского народа, вызванный справед­ливым, освободительным характером Великой Отечественной вой­ны. Начальник Генерального штаба генерал-полковник А. М. Василевский составленный план направил Верховному Главноко­мандующему И. В. Сталину. Ознакомившись с представленным до­кументом, Верховный поручил А. М. Василевскому довести перво­начально разработанный план до сведения Г. К. Жукова.

В дальнейшем в соответствии с указаниями И. В. Сталина в сентябре-октябре 1942 г. Г. К. Жуков и А. М. Василевский были на­правлены в район Сталинграда для изучения конкретной обстановки и увязывания плановых установок на главных направлениях намеча­емых ударов. Выводы двух полководцев были однозначны: для раз­грома сталинградской группировки противника по частям вермахта необходимо нанести сокрушительные удары, которые могут быть обеспечены только мощными резервами и более основательной под­готовкой советских войск. 27-29 сентября 1942 г. Ставка ВГК рас­смотрела предложения Г. К. Жукова и А. М. Василевского и в основном утвердила план будущего контрнаступления советских во­йск в районе Сталинграда. В течение октября и начале ноября  1942 г. Генеральный штаб Красной армии, руководимый А. М. Василев­ским, осуществлял доводку намеченного плана совместно с коман­дующими родов войск Вооруженных сил и фронтов, их штабами и военными советами, с представителями Ставки. Находясь в дей­ствующей армии, Г. К. Жуков и А. М. Василевский уточняли и до­рабатывали составленный план с учетом мнений командующих фронтами Сталинградского направления К. К. Рокоссовским, Н. Ф. Ватутиным и А. И. Еременко.

Железнодорожная и артиллерийская неожиданности

И. В. Сталин руководил всей работой над планом контрна­ступления, рассматривал все узловые вопросы его составляющие. Так, в частности, принимались не­обходимые меры по ускоренной доставке резервов войскам, участвующим в контрнаступлении. Для этого осуществлялось строительство новых и расширение действовавших железнодо­рожных линий и участков. В начале августа 1942 г. вступила в строй линия Кизляр - Астрахань протяженностью более 348 километров, имевшая большое значение для усиления снаб­жения фронтов. Примерно в это же время началась эксплуа­тация южного участка железнодорожной линии Камышин - Сталинград, построенного всего за сто дней. В сентябре 1942 г. был принят в эксплуатацию железнодорожный путь Свиятск - Ульяновск. В труднейших условиях всего за три месяца была проложена железнодорожная линия Саратов - Иловля вдоль правого берега Волги. Все это позволило резко увеличить объем воинских перевозок с севера на юг и ускорить подготовку к про­ведению наступательных операций. Строительство и ввод в строй этих железнодорожных линий были проведены скрытно для разведки и военно-воздушных сил противника и явились для него полной неожиданностью.

Большим новшеством в плане контрнаступательной операции явилось массированное использование артиллерии. В период Сталинградской битвы Верховный Главнокомандую­щий потребовал максимальной концентрации артиллерии на участке прорыва фронта. 19 ноября 1942 года наступление войск Донского и Юго-Западного фронтов началось с мощной артиллерийской под­готовки. С тех пор 19 ноября стал отмечаться как День артиллерии.

Потенциал урана

В итоге напряженной работы сло­жился всесторонне обоснованный план контрнаступления советских войск под Сталинградом. 13 ноября 1942 года он был утвержден Ставкой ВГК и лично Верховным Главнокомандующим И. В. Ста­линым, получившим кодовое наименование «Уран». Конечная цель этого плана состояла в окружении и разгроме немецко-фашистских войск в районе Сталинграда силами войск Юго-Западного, Донско­го и Сталинградского фронтов. Координацию действий фронта осу­ществляли представители ставки ВГК генерал-полковник А. М. Ва­силевский, а затем - генерал-полковник артиллерии Н. Н. Воронов.

В архиве советского Генерального штаба сохранилась большая карта, озаглавленная «План контрнаступления в районе Сталингра­да».

Существует версия происхождения кодового наименования операции «Уран». Незадолго до начала Сталинградской наступа­тельной операции на даче Сталина в Кунцево состоялась встреча руководителя партии и государства с двумя крупнейшими учены­ми - В. И. Вернадским и А. Ф. Иоффе. На этой встрече обсуждался вопрос о возможности создания советского атомного оружия. Один из руководителей советской разведки генерал П. А. Судоплатов так рассказывает об итогах состоявшейся беседы: «После этой встречи руководство страны впервые окончательно убедилось в реальной возможности создания атомного оружия. Сталин был так заворожен мощным разрушительным потенциалом атомной бомбы, что в конце октября 1942 года предложил дать кодовое название плану контрна­ступления под Сталинградом - операция «Уран».

Этапы большого пути

Контрнаступление советских войск под Сталинградом по праву считается одним из самых выдающихся достижений военного ис­кусства XX века. Массированное контрнаступле­ние состояло из ряда операций: собственно целостная операция «Уран», начавшаяся 19 ноября 1942 г., Котельниковской (12-31 декабря 1942 г.) и Среднедонской - «Малый Са­турн» (16-30 декабря 1942 г.) операций и завершающей операции «Кольцо» (10 января - 2 февраля 1942 г.). Каждая из них отличалась новыми оперативно-тактическими и стратегическими решениями, своеобразным использованием современной боевой техники, сосре­доточением сил и средств на главных направлениях наступлений, гибким взаимодействием действовавших фронтов.

Под Сталинградом впервые было применено массированное артиллерийское наступление, с которого 19 ноября 1942 г, началась операция «Уран». Широко использовалась авиация, хотя первоначаль­но ее применение пришлось ограничить из-за неблагоприятных погод­ных условий. Как свидетельствуют новейшие иссле­дования, в частности А. В. Исаева, весомый вклад в Сталинградскую победу внесли танковые и механизированные соединения. Этому фак­тору вплоть до последнего времени уделялось явно недостаточное вни­мание. В специфических условиях Сталинградской битвы, особенно на ее заключительном этапе, успешно действовала кавалерия.

Успех стратегической контрнаступательной операции положил конец невиданному ранее сражению на берегах Волги, продолжавшему­ся 200 огненных дней и ночей. С высоты XXI века Сталинградская битва представляется как событие поистине планетарного масштаба, изменившее ход разви­тия всего мира и его геополитическую архитектуру.

Оставайтесь с нами. Добавьте нас в "Мои источники" в Яндекс Новостях и мы позаботимся о том, чтобы вы читали только интересный и проверенный контент

Добавить в «Мои Источники» в Яндекс Новостях

Обсудить наши публикации можно здесь:

СА

//Новости СМИ2

//Новости МирТесен



//Новости СМИ2

//Новости ADWILE

//Новости партнеров


//Новости партнеров

//Новости СМИ2

//Новости ADWILE

//Новости advert.mirtesen.ru

//Читайте также

//Новости Redtram

//Новости Lentainform.com

Загрузка...

//Мы в соцсетях

Загрузка...
//Наши партнеры