Челябинск

//Новости marketgid

//новости 24СМИ

//Поп-новости

//Новости news.net.finam.ru

//Сад и огород

//самое читаемое

//Общество

Дмитрий Кравчук: «Когда тебе 25 – можно отдавать бизнесу все свое время»

9 марта 2017, 10:05 [ «Аргументы Недели. Челябинск» ]

Дмитрий Кравчук: «Когда тебе 25 – можно отдавать бизнесу все свое время»

Онлайн-сервис Linguatrip.com – один из немногих российских стартапов, известных в американской Кремниевой долине. Добиться инвестиций от акселератора 500 Startups могут, пожалуй, не более 1% стартапов, если не меньше. О том, как идея трех российских студентов превратилась в бизнес с миллионными оборотами, рассказывает технический директор проекта Linguatrip.com Дмитрий Кравчук.

- Дмитрий, сейчас модно говорить о том, что все высокотехнологичные стартапы зародились, как и компания Apple, в неком условном гараже. А потом, словно в кино, прошло 10 лет и у компании офис в самом престижном небоскребе. И редко кто рассказывает о том, что успеху предшествовали годы труда, как у вас все было на самом деле?

- Сам сервис Linguatrip.com официально возник в 2015 году. В создании проекта участвовало трое соучредителей. Всем было на тот момент по 25 лет. Идея создать агентство, которое помогало бы людям со всем мире изучать языки, легко находить не только программы обучения, но и место для проживания, делать это полностью онлайн, не заезжая в офис, возникла еще во время обучения. Офлайн-агентство у Марины и Димы (соучредители проекта – прим.ред.) было с 2011, задолго до того, как мы познакомились. Тогда не то что в России, даже в мире было очень немного проектов, которые были бы похожи на Booking.com (сервис бронирования отелей), но только в сфере изучения языков. Это была относительно свободная ниша. А перспективы открывались колоссальные.

- Кто были первыми клиентами компании? Как вы их нашли?

- По сути, самое первое оффлайн агентство, которое называлось MP Education, появилось еще во время учебы моих партнеров в СПБГУ, до старта Linguatrip.com в 2011 году. Стартовый капитал агентства был всего $300. Первыми клиентами стали их однокурсники, которые искали дешевый, удобный и надежный способ поехать и выучить тот или иной язык. В этой модели комиссию компании платит не клиент, а языковая школа. И на момент запуска стартапа уже четыре года работало обычное оффлайн агентство, были налаженные контакты со школами, и эту модель было решено перенести в Интернет. Я подключился к проекту как раз уже на этапе формирования международного онлайн-агентства.

- Какой у вас был опыт работы к тому времени?

- Я на тот момент успел поработать в нескольких компаниях, разрабатывающих программные продукты, и дойти по карьерной лестнице до руководства целой командой. С партнерами мы познакомились через общих друзей.

- История того, как проект попал в акселератор 500Startups (один из самых известных международных акселераторов для стартапов, расположенный в США – прим. ред.), какая-то просто фантастическая. Вы действительно успели «в последний вагон»? Расскажите, как все было.

- В 2013 году стало ясно, что клиенты уже готовы платить через интернет, и что в сфере языковых курсов смело можно разрабатывать проект вроде Booking.com или Airbnb. С 2013 по 2015 мы были еще далеки до окупаемости, и инвестиций тоже не находили. Еще как назло рубль упал, а за ним рынок обучения за рубежом, и вся наша целевая аудитория решила повременить с изучением языка за рубежом. И мы вот так работали круглые сутки без денег, но с верой в проект.

В России, мне кажется, мы встретились со всеми, кто мог потенциально дать нам денег. Но все были настроены очень скептически. Это отличительная черта российских инвесторов – они очень часто говорят: «Это никогда не будет работать». Но мы продолжали обивать пороги. С этой идеей в 2014 году мы попали сначала в российский стартап-акселератор SumIT. Уже после выпуска из SumIT акселератор пригласил нас на встречу с Джоном Ремеем из списка молодых бизнесменов Forbes. Когда выпадает такой шанс, надо понимать, что использовать 15-20 минут общения надо по-максимуму. Второго раза не будет. Так что Марина (она лучше всех из нас говорила по-английски) сделала все, чтобы убедить бизнесмена в том, что у LinguaTrip большие перспективы. А дальше началась «цепная реакция». Джон рассказал в США о нашем проекте своим коллегам. И связал нас с другим известным ментором — Пурнимой Виджаяшанкер. Через нее можно было попасть, пожалуй, в самый известный международный акселератор – 500 Стартапов в Кремниевой долине. Но на тот момент прием заявок туда был уже закрыт. В общем-то, шансов попасть туда в тот год почти не оставалось. Марина набрала ментора, когда в России уже была ночь. Пурнима выслушала ее по телефону. Сказала, что прием заявок закрыт, но она может презентовать свою компанию прямо сейчас. На следующий день все мы улетели в США, и начался новый этап развития компании. С одной стороны, да, это похоже на сюжет для фильма, с другой, - в любом случае это несколько лет работы, набивания шишек и опыта до этого. Конечно, мы сделали все те же самые ошибки, которые делают стартаперы. Тут главное – верить в успех и не бросить все до того момента, как начнет получаться. Конечно, не надо недооценивать везение. Многие не хотят об этом говорить, предпочитая упомянуть упорный труд, но везение – тоже не последний фактор.

- Как все развивалось дальше. Какие инвестиции вы получили? Что происходило с проектом за полгода пребывания в США?

- Изначально вложений в проект не было – порядка $300 мы потратили на создание сайта и презентационные материалы.После известного акселератора деньги найти гораздо проще. Притом от самого фонда мы получили $100000 на масштабирование бизнеса. Акселератор устраивает Demo Day, куда приходит много инвесторов. А стартапы выступают. Появляется куча контактов потенциальных инвесторов. Первые инвестиции мы нашли еще до первого Demo Day. Это все нетворкинг, общение, рассылка писем. Безусловно, впечатляет количество стартапов и инвесторов, которые вы встречаете, как только приезжаете. В целом, у нас было серьезное выгодное отличие от других проектов. У нас был на тот момент работающий бизнес, были клиенты, мы не были супер-прибыльны, но люди были готовы платить нам деньги. За время пребывания в акселераторе мы вышли на прибыль, у нас появились клиенты со всего мира, штат вырос в два раза.

- Как вы думаете, почему проект не нашел инвесторов в России?

- Российские инвесторы не верили, что это можно вырастить и масштабировать. Кстати, большинство наших инвесторов – из Азии, там больше учат языки для жизни и работы и им проще объяснить плюсы нашего проекта. Инвесторы в России гораздо легче вкладывают в копии западных стартапов, а не во что-то новое, как в нашем случае. Им нужна валидация идеи на Западе. Это не всегда работает и не всегда правильно.

- Вы занялись серьезным проектом в довольном молодом возрасте. В чем тут плюсы и минусы?

- Марк Цукерберг был даже моложе, когда начинал свой серьезный проект. Со стартапом никогда нельзя сказать, будет ли он крупным. Тут нет ничего такого, что требует 20 лет опыта, чтобы заняться – это же не крупное производство. В акселераторе средний возраст – 25-30. Были несколько человек более старшего возраста, у которых были деньги на бизнес-эксперименты. В возрасте до 30 лет еще можно посвятить все свободное время бизнесу. Это не так сложно. А позже, когда есть семья, дом, ипотека, все это немного сложнее.

- Не было ли разногласий в команде?

- Конечно, были. Они всегда есть, регулярно. И это нормально для любой компании. В общем-то, гораздо чаще стартапы умирают на начальном этапе из-за того, что его создатели не сошлись друг с другом во мнении. На моих глазах такое происходило не раз. Понятно, что у нас у всех одна цель – сделать компанию успешной, сделать так, чтобы она росла. А разногласия могут быть только по поводу того, как это сделать, что сработает, а что нет. Последнее время мы стали лучше и тщательнее собирать данные, чтобы их анализировать и использовать в работе.

- Какие функции вы выполняете в проекте?

- Я технический директор, отвечаю за разработку продуктов, сайта, внутренних систем, которыми мы пользуемся, руковожу разработчиками. Но поскольку компания маленькая, то я занимаюсь всем, где я чувствую, что могу принести пользу. Я писал письма клиентам, делал тесты, которые мы запускаем, написал несколько статей в блог. Довольно сложно нанять человека, который сам все будет делать, и это заработает. Неважно, чего это касается, авторства статей или маркетинга, продаж.

- К чему сейчас стремится Linguatrip.com?

- Наша ближайшая цель – монополизировать русскоязычный рынок и наращивать обороты в других странах. Выходить в новые страны, в том числе, и в Китай. Там достаточно сложно локализовать бизнес, но перспективы для нас на этом рынке очень большие. Будем стараться попасть туда в ближайшее время.

Воспитатель тигров Михаил Зарецкий (Документальный фильм)

Понравилась публикация? Поддержите издание!

5 руб. [ Сказать спасибо ] 25 руб. [ Получить свежий номер на почту ] 490 руб. [ Получить годовую подписку ]

*Получай яркий, цветной оригинал газеты в формате PDF на свой электронный адрес

Оставайтесь с нами. Добавьте нас в "Мои источники" в Яндекс Новостях и мы позаботимся о том, чтобы вы читали только интересный и проверенный контент

Добавить в «Мои Источники» в Яндекс Новостях

Обсудить наши публикации можно здесь:

СФ
  • Теги: 

//Подписаться на рассылку эксклюзива от АН

//Новости МирТесен



//Новости СМИ2

//Новости Redtram

//Новости ADWILE

//Новости партнеров


//Новости партнеров

//Новости СМИ2

//Новости ADWILE

//Новости advert.mirtesen.ru

//Читайте также

//Новости Redtram

//Новости Lentainform.com

Загрузка...

//Мы в соцсетях

Загрузка...
//Наши партнеры