Сахалин

//НАШИ ПАРТНЕРЫ

//Новости

//Сад и огород

//Новости MarketGid

//новости 24СМИ

podpiska-pochta

//Поп-новости

//Новости news.net.finam.ru

//Наука

«Юнона» и «Авось» раздора

№ 24(566) от 22.06.17 [«Аргументы Недели Сахалин», Ксения Симчугова ]

«Юнона» и «Авось» раздора
Шлюпы

22.06.2017  08:06:29

«АН. Сахалин» продолжает рассказывать своим читателям об истории острова. Сегодня поговорим о первой половине ХIХ века. В это время на Сахалине и Курильских островах завязался первый в истории русско ­ японский вооружённый конфликт.

Первая русская кругосветка

Всё началось с 8 июля 1799 года, когда российский император Павел I подписал указ о создании Российско­американской компании. Именно она сыграла важную роль в приобретении и освоении Россией колоний в северной части Тихого океана. При её участии организовали ряд крупнейших географических исследований. Самым известным из них стала первая русская кругосветная экспедиция на шлюпах «Надежда» и «Нева» под руководством И. Ф. Крузенштерна.

На подготовку понадобился год. Для путешествия в Англии приобрели два шлюпа, сформировали команды. 26 июля 1803 года корабли вышли из Кронштадта. Шлюпом «Надежда» командовал Крузенштерн. У команды, находившейся на его борту, была особая миссия – уполномоченный Российско­американской компании Николай Резанов должен был завязать торговые отношения с Японией. Задача была сложной, с ХVII века Япония вела политику самоизоляции и торговала ограничено, подпуская к себе только Китай, Корею, Голландию и ряд стран Юго­Восточной Азии. Резанов должен был попытаться убедить японские власти внести в этот список ещё и Россию.

На случай отказа торговли напрямую, Резанов должен был добиться разрешения на обмен товарами между Россией и Японией при посредничестве айнов Урупа и Сахалина. Ещё одной задачей экспедиции был сбор сведений об устье Амура и острове Сахалин.

26 сентября 1804 года «Надежда» вошла в Нагасакский залив. Почти полгода российское посольство ожидало ответа от японцев, затем Резанову отказали. Правительство Японии не приняло посла России и предписало немедленно покинуть страну. Реакция мореплавателя было резкой – он вручил японцам меморандум с угрозами. Спустя время он докажет, что не был голословен.

– В начале апреля 1805 года корабль оставил порт Нагасаки и двинулся к Сахалину, – рассказывает профессор СахГУ, член Сахалинского отделения Российского географического общества Александр Василевский. – Пройдя вдоль западного побережья островов Хонсю и Хоккайдо, экипаж «Надежды» впервые увидел сахалинский берег. Российский корабль бросил якорь в заливе Анива, напротив небольшого японского селения, где находились два офицера, контролирующие торговлю японцев с айнами. У берега стояло японское торговое судно, его посетили Крузенштерн и Резанов. Капитан корабля поведал, что пришёл к Сахалину из города Осака с грузом риса и соли, а с острова собирался вывезти пушнину и сушёную рыбу.

Вход  в Амурский лиман

Высадившись на берег, русские моряки приступили к изучению восточной части залива Томари­Анива, им даже удалось посетить айнское село. На Крузенштерна эта местность произвела впечатление, позже он оценит стратегическое значение южной части Сахалина для нашей страны.

– После завершения кругосветного путешествия, Иван Фёдорович поставит вопрос об изгнании японцев из Анивского залива и основании на крайнем юге острова российского селения, – отмечает Василевский. – Но это будет позже, а пока «Надежда» снялась с якоря и, обогнув мыс Анива, двинулась на север вдоль восточного побережья острова. В начале июля 1805 года она приблизилась к мысу Терпения. Моряки, проведя измерительные работы, отправились дальше, а в конце июля достигли крайней северной оконечности Сахалина. Здесь Крузенштерн увидел два мыса и назвал их в честь жены и матери императора Александра I, Елизаветы Алексеевны и Марии Фёдоровны.

В этих местах экипаж «Надежды» провёл три дня. Недалеко от берега залива, в долине, российские путешественники увидели гиляцкое селение и попытались установить контакт с жителями. Но приблизившаяся к ним толпа вооружённых нивхов прогнала мореплавателей – им пришлось вернуться на корабль.

– 31 июля «Надежда» вошла в Сахалинский залив, – продолжает историк. – На следующий день с корабля увидели берег материка. Ширина пролива в том месте, по мнению Крузенштерна, составляла пять миль. Это был вход в Амурский лиман. Вести корабль дальше в южном направлении из­за мелководья Крузенштерн не решился. На разведку отправил мелкое гребное судно. Исследования показали, что глубина канала между Сахалином и материком постоянно уменьшается. Вода в Амурском лимане пресная, что свидетельствовало о близости устья Амура. Основываясь на своих наблюдениях и, конечно, выводах Лаперуза, Крузенштерн уверился, что пролива между Сахалином и материком быть не может.

Война

Неудача Резанова, казалось, надолго похоронила надежды на установление торговых отношений между Россией и Японией. Но сам Резанов был уверен: всё можно исправить. Если не удалось решить поставленную задачу путём переговоров, нужно применять силу. Так появился план военной экспедиции против японских поселений на Сахалине. Кстати, Резанов не имел никаких полномочий на это от российского правительства, он понимал, что может понести суровое наказание за поступок.

– Пущусь на следующий год к берегам японским разорить на Матсмае их селение, вытеснив их с Сахалина, и разнести по берегам страх, отняв рыбные промыслы и лиша 200 тысяч человек пропитания, тем скорее принудить их к открытию с нами торга. Накажите меня как преступника, но, не дождавшись повеления, приступаю к делу, – зачитывает Александр Василевский письмо мореплавателя к царю Александру I.

Для исполнения своего плана Резанов выбрал двух морских офицеров, служивших в Российско­американской компании – командира брига «Юнона» лейтенанта Николая Хвостова и командира тендера «Авось» Гавриила Давыдова. Восьмого августа Резанов вручает Хвостову секретную инструкцию – войти в губу Анива, найти японские суда и истребить их.

– В конце сентября 1806 года бриг «Юнона» под командой Хвостова вышел из порта Охотск и взял курс на Сахалин, – рассказывает Александр Александрович. – Шестого октября он бросил якорь в заливе Анива. На следующий день часть экипажа высадилась на берег и посетила селение Кусюнкотан (Томари­Анива), которое являлось важнейшим рыболовным промыслом японцев на Сахалине. Восьмого октября Хвостов провозгласил Сахалин владением России, поставив на берегу военный флаг. После этого российские моряки разорили найденные на берегу японские магазины и фактории, захватили в плен несколько японцев. Товары на их складах были захвачены – на «Юнону» погрузили около тысячи пудов риса, сто пудов соли, а также неводы и посуду. Все японские постройки и запасы были сожжены. 16 октября «Юнона» покинула залив Анива и отправилась на Камчатку, где присоединилась к тендеру «Авось» под командованием мичмана Давыдова. Перезимовав на Камчатке, весной 1807 года «Юнона» и «Авось» взяли курс на Курильские острова. Перед Хвостовым и Давыдовым стояла задача исследовать остров Уруп и узнать, как живёт основанное там русское поселение. Однако из­за штормов и туманов корабли прошли мимо острова и оказались у берегов Итурупа.

На берегу они нашли японское поселение, захватили жителей в плен, а имущество раздали айнам, уплатив им и серебряные монеты. Само селение сожгли. После этого корабли атаковали крепость Сяна – тогда это было самое крупное поселение японцев на Итурупе, там проживали не менее 300 человек. Село разгромили. В конце мая русские покинули Итуруп.

Посетив Уруп, «Юнона» и «Авось» вошли в залив Анива. Придав огню оставшиеся на анивском побережье японские строения, Хвостов и Давыдов двинулись на Хоккайдо. На северо­западе острова нашли и сожгли четыре японских судна.

– Своевольные действия Хвостова и Давыдова российское правительство не поддержало, – говорит доктор исторических наук. – Резанов, на котором лежала основная ответственность за уничтожение японских селений на Сахалине и Курилах, не смог ничего сказать в свою защиту. По дороге из Охотска в Санкт­Петербург в 1807 году он серьёзно заболел и умер. Хвостова и Давыдова по возвращению арестовал начальник Охотского порта Бухарин. Он посчитал, что такой визит к японцам нанёс глобальный ущерб интересам России. Александр I накажет их отказом вручить боевые ордена за храбрость, проявленную ими в войне со Швецией, куда они попали сразу после возвращения из Сибири. Но японцы об этом не узнали, поэтому считали, что военный конфликт с Россией только начинается.

Что было дальше, расскажем в одном из ближайших номеров.

Мнение

В научной литературе существует несколько оценок этим событиям. Многие осуждают Хвостова и Давыдова, но, по мнению Александра Василевского, эти двое военных моряков выполняли свой офицерский долг, а виновником случившегося всё­таки следует считать самого Резанова.

Чтобы продолжить чтение номера, оформите подписку

Годовая подписка на газету за 490 руб.

- или -

Купить этот номер за 25 руб.

*Подпишитесь на газету и получай яркий, цветной оригинал газеты в формате PDF на свой электронный адрес

Ошибка в тексте? Пожалуйста, выделите ее и нажмите "Ctrl + Enter"



Обсудить наши публикации можно на страничках «АН» в Facebook и ВКонтакте

?>

//Новости Гнездо.ру

Загрузка...

//Новости ADWILE

//Новости партнеров


//Авторы АН

Все авторы >>

//Новости Гнездо.ру

Загрузка...

//Новости ADWILE

//Новости advert.mirtesen.ru

//Читайте также

//Новости СМИ2

//Новости Lentainform.com

ювелирная неделя моды

//Новости Redtram

//Мы в соцсетях

//Наши партнеры