//НАШИ ПАРТНЕРЫ

//Новости

//События/Афиша

poster

//50 Плюс

//Сад и огород

//Новости MarketGid

//новости 24СМИ

//Новости news.net.finam.ru

//Поп-новости

//Национальный Акцент

//Расследования

Танки грязи не боятся… И женщин тоже

№ 7 (498) от 26 февраля 2016 [«Аргументы Недели », Беседовал МОЛОТ ]

Танки грязи не боятся… И женщин тоже

В Ставропольском крае произошёл беспрецедентный случай лишения полномочий члена Квалификационной коллегии судей (представителя общественности) за «порочащий поступок». «Порочной», по мнению руководства Ставропольского краевого суда, оказалась заслуженный юрист РФ, доктор юридических наук, профессор Л.Г. Свечникова (на фото). Попытаемся разобраться, чем же не угодила заслуженный юрист, автор многочисленных трудов, в том числе и по истории судебной системы, ставропольскому истеблишменту?

На Ставрополье в апреле 2014 года пришёл новый председатель краевого суда Е. Кузин. Бывшего кадрового военного, танкиста, переученного на юриста, поставили «наводить порядок» в судебной системе края. «Бороться с коррупцией» Кузин начал чисто военными методами с помощью нового зама по гражданским делам, также бывшего военного О. Козлова.

Задачу по очищению судебной системы Ставрополья от «скверны» Козлов воспринял, судя по всему, с большим энтузиазмом. Он стал присутствовать на заседаниях квалификационной коллегии судей, где, по словам присутствующих, каждое выступление против «провинившегося» судьи заканчивал одной фразой: «Я думаю, что это не просто так», которая, на наш взгляд, содержит намёк на коррупционную составляющую в действиях служителя Фемиды. Но вскоре нарвался на протест со стороны представителя общественности в ККС СК Л. Свечниковой.

На заседаниях коллегии Свечникова часто выражала своё мнение, не всегда совпадавшее с мнением председателя суда, что было и при прежнем руководстве Ставропольского крайсуда. Но, похоже, с приходом нового заслуженному профессору решили «закрыть рот». 27 марта 2015 года рассматривался вопрос о решении по спору о земельном участке в Минеральных Водах: вердикт первой инстанции был отменён краевым судом по не понятным для многих юристов мотивам. Так же как и многие другие, профессор Свечникова не поняла мотивов, в связи с чем и поинтересовалась правомерностью решения судьи, опираясь на нормы российского законодательства, чем, видимо, очень задела руководство краевого суда. И, находясь под впечатлением от содержания решения судьи краевого суда, шёпотом спросила другого члена коллегии, была ли краевая судья трезвой, когда отменяла решение первой инстанции?! В этот самый момент Козлов, заявив во весь голос, что ему «послышалось», обвинил её в оскорблении судьи и потребовал занести эту фразу в протокол.

На объявленном перерыве в заседании коллегии профессор подошла к Козлову, решив, что нужно расставить акценты и работать дальше. Не пожелав её слушать, молодой зампред, по словам Свечниковой, просто её послал (?!), после чего она и ушла с заседания.

Не дождавшись извинений и не желая оставлять безнаказанным такое поведение, Свечникова написала ряд жалоб в Совет судей РФ, ВККС РФ, администрацию президента РФ и Верховный суд с требованием привлечь к дисциплинарной ответственности О. Козлова. Видимо, испугавшись последствий, руководители Ставропольского крайсуда уже со своей стороны предприняли все меры, используя все возможные ресурсы. А дальше начинается самое интересное. Похоже, просто использовав текст жалобы Свечниковой, Кузин выходит с представлением губернатору Ставропольского края В. Владимирову с просьбой отозвать уже её кандидатуру из членов ККС «за совершение порочащего поступка». Губернатор, понадеявшись на своих помощников, которые должны были изучить представленные документы, в том числе аудиозапись заседания, выходит с представлением об отзыве Свечниковой из членов ККС в Думу Ставропольского края.

18 мая проходит заседание Комитета по законодательству и местному самоуправлению Думы СК, на котором депутаты, выслушав Козлова и сделав вывод, что главным мотивом стали жалобы Свечниковой, всё же большинством голосов проголосовали за лишение её полномочий. Но при этом потребовали от представителя губернатора исходные материалы, на основании которых было вынесено представление губернатора. Материалы они не получили до настоящего времени.

28 мая 2015 года практически единогласно, по словам некоторых из них, под давлением спикера Думы Ставропольского края Ю. Белого депутаты проголосовали за лишение полномочий Свечниковой за «совершение порочащего поступка».

Они не испугались воевать с женщиной

\

Кузин Е.Б. – председатель Ставропольского краевого суда

Белый Ю.В. – председатель Думы Ставропольского края

Козлов О.А. – зампредседателя Ставропольского краевого суда

Ушаков С.Д. – главный федеральный инспектор по Ставропольскому краю

Грибенник Д.А. – представитель губернатора и правительства Ставропольского края в Думе Ставропольского края
Селюков А.И. – уполномоченный по правам человека в Ставропольском крае
 
Ищенко А.Н. – депутат Думы Ставропольского края

А теперь предоставим слово самому профессору.

– Лариса Геннадьевна, почему вы не пришли на заседание комитета? Ведь вы могли там озвучить многие факты и решение могло быть принято в вашу пользу?

– Я надеялась, что на заседании Думы смогу отстоять свою точку зрения. Но ошиблась. То же самое произошло, если бы я даже и присутствовала на заседании Комитета по законодательству. Всё было предрешено. Тем более что председатель этого комитета, С. Терехова, с которой я до этого встречалась, мне, как заигранная пластинка, повторяла только одну фразу: «Мы будем всё делать по закону». Мне очень интересно, как человек может профессионально разбираться в законах, окончив сначала кооперативный техникум по специальности «Товаровед», а затем заочно – негосударственное частное образовательное учреждение по весьма расплывчатой, на мой взгляд, специальности и придя в Думу Ставропольского края с должности заведующей кафе автотехцентра. Я помню слова Ленина: «…у нас каждая кухарка сможет управлять государством!» Не сможет!!! Мне ближе слова Платона: «Каждый должен заниматься своим делом и только своим». Законодательная деятельность требует глубокого профессионализма, а там я его не увидела. Получается, дали ей задание, вот она его и выполняла.

– А почему председатель Думы так был настроен против вас? Мне известно, что вы с ним знакомы много лет. И вдруг такое…

– Господин Белый – опытный политик и слишком продуманный человек. О нём проскальзывала различная информация… Но это вопрос не ко мне. Видимо, по каким-то причинам он хотел заручиться поддержкой председателя краевого суда.

– Кузин подписал представление губернатору, заведомо зная, что вы не совершали того, в чём вас обвиняют?

– Естественно. Особенно это стало ясно на заседании Думы, когда он на вопрос депутата Л. Кузяковой ответил, что я назвала судью О. Шетогубову алкоголичкой. Во-первых, на заседании ККС фамилия этой судьи звучала только как судьи, вынесшего частное определение в отношении судьи Минераловодского городского суда Залугина С.В. Так что он просто подставил свою подчинённую… А во-вторых, вы же слышали аудиозапись заседания Квалификационной коллегии. Там и близко не слышно моих каких-то инсинуаций в адрес этой судьи. Но, судя по тому, что именно эту фамилию привёл Кузин, видимо, существует эта пагубная привычка, о которой до этого момента ни я, ни другие даже и не подозревали.

– А что произошло на заседании Думы?

– На заседании меня даже не стали толком слушать. Я в принципе была к этому готова, так как меня предупредили, что из приёмной Ю. Белого обзвонили всех депутатов и сказали, как им следует голосовать. Депутаты вели себя безобразно, освистывали, не давали говорить. В общем, выполняли указания своего председателя.

Знаете, раньше на мясокомбинатах при массовом забое скота животные чувствовали, что их ведут убивать, и тогда к ним подводили козла-провокатора, который шёл впереди баранов, и они послушно шли на убой.

– Вы хотите сказать, что ставропольские депутаты – это стадо баранов?

– Ни в коем случае. Я не желаю никого оскорблять и сравнивать достойных избранников народа со стадом. Здесь вопрос в другом: Ю. Белый прекрасно знал, как он поступает. И несмотря на это, спокойно подставил своих соратников. Только один депутат – В.В. Калугин – выступил в мою защиту. Но он профессионал, многие годы проработал в прокуратуре, был прокурором края. Я потом подходила к Валерию Владимировичу. Но он – сложный человек и не стал меня к себе близко подпускать. Лишь отметил, что понял ситуацию и защищал не меня, а честь мундира, так как увидел, что это большая подстава как для депутатов, так и для губернатора, которая ещё может аукнуться.

Зато этого не понял человек, призванный защищать, – уполномоченный по правам человека в Ставропольском крае А. Селюков. У него почему-то сложилось мнение, что именно из-за меня не прошла на место председателя Ленинского районного суда г. Ставрополя его дочь – судья О. Анисимова. Думаю, поэтому он выступил в начале заседания и обвинил меня в том, что я «ввела порочную практику конфликта интересов». Странно. Он что, не слушает, о чём говорит президент РФ? Не следит за законодательством и инициативами главы государства? Ведь совершенно правильно, что близкие родственники не должны соприкасаться при осуществлении государственных функций. Если ты, к примеру, судья, а твой муж – работник прокуратуры, отец, брат или сват также работают в правоохранительных органах или в адвокатуре, то это уже семейственность, а не служба Закону…

Я подверглась такому накату со стороны власть имущих, который не всякий бы выдержал. В результате лишилась должности завкафедрой, но Белый, как мне стало известно, требовал от руководства института моего увольнения. Хорошо, что директор оказался мудрым человеком и я осталась на должности профессора, хотя вначале от меня требовали написать заявление об уходе, а затем даже пытались уволить по статье, якобы за прогулы. Кем-то была взломана моя электронная почта. Всё это было сделано грубо, по-видимому, чтобы я поняла. То есть – чистое запугивание. Я стала «звездой» местных СМИ, где в каждом интервью Кузина рассказывалось, как меня выгнали из ККС за «порочащий поступок», и т.п. Устроили репортаж в местной ВГТРК, где В. Москаленко пытался меня раскрутить на то, чтобы я рассказала о своих дальнейших действиях. Но я на камеру с невинным видом рассказала, что больше не хочу бороться с системой и намерена заниматься только наукой. В вышедшем репортаже меня опять облили грязью, особенно старались Белый и депутат А. Ищенко.

Когда все решили, что окончательно меня растоптали, я подала заявление в суд, а затем запустила информацию в Интернет о ходе судебного следствия.

– Вы подали в суд?

– Да, не согласившись с такой формулировкой, подала заявление в Ленинский районный суд г. Ставрополя о признании Постановления Думы незаконным и подлежащим отмене. Тем более что 8 июня 2015 года президентом РФ был подписан федеральный закон, внёсший изменения в порядок формирования и отзыва членов ККС, в котором словосочетание «порочащий поступок» убрано. А по общему правилу закон, смягчающий ответственность, имеет обратную силу. Дело попало судье Т. Никитенко. Заявление я подала 10 сентября 2015 года, а предварительное судебное заседание судьёй было назначено на 30 октября (?!). Поняв, что моё заявление просто волокитят и судья, на мой взгляд, под давлением Кузина, боясь лишиться мантии, уже приняла определённое решение, 16 октября я подала заявление в Верховный суд об изменении территориальной подсудности в канцелярию Ленинского суда. На основании ст. 33 ГПК дело, по ходатайству одной из сторон, может быть передано в любой другой районный или городской суд любого другого субъекта РФ, если есть сомнения в объективности его рассмотрения. А так как первичным основанием Постановления Думы СК явилось представление Кузина, то сразу было понятно, какое решение вынесет суд. Однако дело в ВС так и не было отправлено, и как идёт процесс, я до настоящего времени не знаю. На мои заявления ответов не поступает, мне ничего не приходит. В общем, полный бардак, как и во всей судебной системе Ставропольского края.

– Что вы имеете в виду?

– Я имею в виду то, что сейчас творится в Ставропольском краевом суде. Об этом хорошо написала моя подруга Людмила Артамонова на сайте «Хуженет»: статья под названием «Ставропольский краевой суд: на краю пропасти». Я эту статью скопировала в свой блог, и только за неделю увидела около 2000 просмотров.

Мне звонят судьи, адвокаты, другие представители юридического сообщества Ставрополья и рассказывают такие факты, о которых волосы просто дыбом становятся. Естественно, каждый из них я тщательно проверяю.

– Хотя бы вкратце, что же происходит в ставропольской судебной системе?

– Вкратце не получится. Общественность должна знать, во что на самом деле превратилось ставропольское правосудие, а не питаться слухами.

В 2008–2013 годах по качеству рассмотрения дел Ставрополье стояло на первом месте в судебной системе Российской Федерации. Это было при прежнем председателе Ставропольского краевого суда Александре Юрьевиче Корчагине, прекрасном организаторе и настоящем профессионале. Не знаю, кому он перешёл дорогу, но примерно в 2010–2011 годах началась целая кампания с целью убрать его с этого поста: в Интернете и жёлтой прессе. В конце концов Корчагина подставили так, что ему пришлось уйти в отставку. К сожалению, так часто бывает: настоящие профессионалы мешают… слепням от правосудия.

А сейчас при Кузине Верховным судом РФ отменяется 80–90% приговоров и решений, вынесенных ставропольскими судьями. Это просто беспрецедентно.

Указы Президента РФ часто игнорируются. Так, в конце августа Указом Президента РФ заместитель председателя Ленинского районного суда С. Буньков был назначен на должность судьи Ставропольского краевого суда. Однако приказом председателя краевого суда Е. Кузин стал исполнять обязанности председателя Ленинского районного суда г. Ставрополя, и только с 1 декабря 2015 года (?!) перешёл в краевой суд. Это можно было бы понять, если бы в Ленинском суде не было другого заместителя – О. Уварова, на которого в соответствии с законом должны были возложить полномочия по руководству судом до назначения нового председателя. Спрашивается, какие причины могли привести к такому нарушению закона?

Ещё худшее положение сложилось в Георгиевском городском суде. Решением Квалификационной коллегии судей Ставропольского края на должность председателя Георгиевского городского суда рекомендована Елена Александровна Росина, ранее работавшая заместителем председателя того же суда.

Осуществляя постоянный жёсткий контроль за работой судей, Росина требует согласования с ней всех принимаемых судьями решений, часто настаивая на принятии определённых решений. Об этом также сообщалось на сайте «Хуженет». Одно из рассмотренных ею дел в октябре 2015 года было отменено президиумом Ставропольского краевого суда с указанием на допущенные судьёй существенные нарушения норм права. По закону Росиной должно было быть вынесено частное определение, однако на её защиту встал заместитель председателя Ставропольского крайсуда Козлов. Какой в этой защите интерес Козлова? Трудно сказать. Правда, появлялись в различных публикациях намёки на какую-то квартиру в Ставрополе. Ответ на вопрос, соответствуют ли они действительности, на мой взгляд, находится в правоохранительных органах. Но опять-таки, что странно, после публикации этой информации Росина срочно отозвала свои документы из администрации президента. Получается, что истина где-то рядом.

Все эти факты известны руководству Ставропольского крайсуда, но…

И таких примеров можно привести множество…

Так, на заседании ККС Ставропольского края 18 декабря 2015 года на должность судьи Георгиевского городского суда был рекомендован Блажко Вячеслав Вячеславович. Отметим, что проверочными данными было установлено, что родной брат В. Блажко не просто владеет недвижимостью в Швеции, но и занимается там коммерческой деятельностью. Однако претендент на судейскую должность не указал этот факт в поданных документах. Несмотря на это, ККС Ставропольского края приняла положительное решение, рекомендовав его на должность судьи. Отметим, что один из главных «борцов с коррупцией», зампредседателя Ставропольского краевого суда О. Козлов, находясь в официальном отпуске, специально приехал на заседание ККС, чтобы поддержать кандидатуру Блажко…

А судья Ленинского районного суда Т.Н. Никитенко не сообщила общественности о судимости своего брата. Тяжкое преступление – убийство – было совершено им в 1994 году. Процесс проходил в Ленинском районном суде г. Ставрополя, говорят, в атмосфере строжайшей секретности, может быть, потому, что их отец Никитенко Николай Гаврилович являлся в то время заместителем председателя Ставропольского краевого суда. Убийство было переквалифицировано в неосторожное и в соответствии со ст. 106 УК РСФСР брат судьи Т. Никитенко был приговорён к двум годам лишения свободы условно. Председателю краевого суда Е. Кузину этот факт биографии Никитенко прекрасно известен. Однако почему он не принимает никаких мер? Налицо должностной проступок: зная о судимости близкого родственника подчинённой судьи, он её во всём поддерживает.

Зато наличие административной ответственности у родственников других кандидатов (административной, а не уголовной) является ну очень серьёзным препятствием к занятию должности судьи. Здесь показательна история бывшей мировой судьи Промышленного района г. Ставрополя Т.А. Федотиковой. Не буду повторяться за Л. Артамоновой, лишь укажу, что при проведении голосования и в первых протоколах ККС СК было записано, что претендент не набрала необходимого количества голосов. А уже в дальнейших документах вдруг появляется другая формулировка: отказать, так как против кандидатуры Федотиковой проголосовало большинство членов коллегии. Как такое может быть?

Отметим, что несоответствие в документах ККС Ставропольского края при председательстве З.В. Ваничкиной стало не исключением, а нормой. Аналогично отличаются, к примеру, экземпляры протокола о замещении вакантной должности председателя Ленинского районного суда от 20 января 2015 года; протокола о моём «недостойном поведении» и многие другие. Между прочим, фальсификация документов уголовно наказуема. Но, видимо, председатель ККС СК З. Ваничкина не считает это нарушением закона.

Не боится ничего и представитель президента РФ в ККС Ставропольского края С. Ушаков, который, на мой взгляд, также является верным проводником полубезумных идей Кузина. У членов ККС давно возник вопрос: чьим представителем на самом деле является Ушаков? Но только я не побоялась его задать в письме в администрацию президента, после чего Ушаков стал активно участвовать в травле.

А теперь немного о личности самого председателя Ставропольского краевого суда Кузина, непримиримого борца с коррупцией, которую он искореняет, как истинный танкист: давит гусеницами всё что только можно. Но о себе любимом не забывает.

Придя на должность председателя с должности зампредседателя Ленинградского военного гарнизонного суда, он оставил за собой дом в Санкт-Петербурге, не говоря уже о квартире в Челябинске. И незаконно (!) заключил договор безвозмездного пользования квартирой с краевой администрацией. Однако вдруг выясняется, что выданная ему квартира хорошо просматривается, и любой снайпер может найти возможность сделать «роковой выстрел». Это было им озвучено на заседании уголовной коллегии краевого суда. В результате ему была приобретена другая квартира. Здесь возникает закономерный вопрос: куда смотрит краевая прокуратура?

При этом судья Г.А. Рязанцева, ушедшая в почётную отставку, вынуждена была сдать однокомнатную квартиру, несмотря на почти тридцатилетний стаж работы в системе. Почему тогда не сдаёт квартиру судья Е. Шаталова, имеющая собственное жильё – дом в пригороде Ставрополя? Или её, скажем так, дружеские отношения с заместителем председателя О. Козловым позволяют ей иметь кроме собственного ещё и служебное жильё?

Опытные судьи уходят, чтобы не мешать своим детям делать карьеру в судебной системе в соответствии с концепцией «конфликта интересов», озвученной президентом РФ В.В. Путиным и председателем Верховного суда В.М. Лебедевым. Однако семья Рогозиных под это не подпадает. Отец Рогозин Виктор Васильевич – зампредседателя Петровского районного суда; младший сын – С.В. Рогозин – назначен на должность судьи Промышленного районного суда г. Ставрополя; старший сын Рогозина, проработавший пять месяцев судьёй в Крыму, – К.В. Рогозин – подал документы в Квалификационную коллегию судей СК на вакантную должность председателя Минераловодского городского суда Ставропольского края (???). ККС Ставропольского края на заседании 18 декабря он был рекомендован, несмотря на «конфликт интересов». Вопрос: почему такое «нежное» отношение к членам этой семьи у руководства краевого суда? Может, здесь также можно найти коррупционную составляющую? Тем более что младший сын до своего назначения судьёй работал официальным помощником председателя краевого суда.

И почему спокойно работает семья Кузьминой-Полякова: жена – председателем состава Арбитражного суда Ставропольского края, а по совместительству – заместителем председателя Квалификационной коллегии судей СК; муж О. Поляков – судьёй Ленинского районного суда г. Ставрополя? Почему дочь председателя Новоалександровского районного суда Валентины Заздравных (Н. Христенко) прошла на место мирового судьи в г. Ставрополе?

– Лариса Геннадьевна, может, вы ошибаетесь? И это реальная борьба с коррупцией, проводимая новым руководством Ставропольского крайсуда?

– По этому поводу есть хорошая русская пословица: «Вместе с водой выплеснули ребёнка». А что касается борьбы с коррупцией, давайте вернёмся к личности председателя Ставропольского краевого суда.

Круглосуточная охрана ФСО Кузина и членов его семьи уже второй год забирает огромные деньги из бюджета. И это в то время, когда охрана зданий судов осуществляется собственными силами – администраторами судов. Туалеты и места общественного пользования в зданиях судов убираются лицами, привлечёнными к административной ответственности в виде исправительных работ. Это такое нарушение закона, не говоря уже о моральном аспекте.

Почти треть городских и районных судов края не имеет председателей.

С сентября по декабрь 2015 года лишились своих мест 60% (!!!) мировых судей Ставропольского края. Отметим, что постов лишились не самые худшие представители мировой юстиции Ставропольского края, о чём я уже говорила. Теперь мировой юстицией рулят девочки и мальчики, отобранные по критериям, известным только Кузину и Козлову. Борьба с коррупцией продолжается…

Считаю, что ежемесячный приём граждан председателем Ставропольского краевого суда имеет целью не улучшение качества отправления правосудия, а сбор компрометирующей информации о судьях, которая потом используется для устранения неугодных.

Однако в местной прессе действия руководства краевого суда превозносятся как реальная борьба с коррупцией. Тогда как смогла поступить дочь председателя крайсуда на юридический факультет СКФУ (бюджетное место) при нехватке проходного балла? И как может занимать должность члена Президиума краевого суда «Звезда Интернета» В. Блинников, устроивший дебош в баре «Молинари»?

И ещё один интересный факт. Как известно, президентом РФ В. Путиным было озвучено, что на должность судьи могут претендовать только те лица, которые получили полное юридическое образование, учитывая как бакалавриат, так и магистратуру. Это означает, что лица, получившие первичное высшее образование по другой специальности, а затем получившие экстерном второе высшее образование по специальности «Юриспруденция», не могут претендовать на должность судьи. Посмотрим на образование председателя Ставропольского крайсуда Кузина:

В 1991 году с отличием окончил Свердловское высшее военно-политическое танко-артиллерийское училище. В период с 1991 по 1995 год проходил военную службу в войсках на офицерских должностях. С 1995 года слушатель отделения судебной работы военно-юридического факультета Военного университета Министерства обороны Российской Федерации. После его окончания в 1998 году был направлен на судебную работу в г. Нижний Тагил Свердловской области.

Итак, слушатель (?!) отделения судебной работы (по данным Минобразования России военно-юридический факультет Военного университета Минобра РФ в 1995–1998 годах не получал лицензии на подготовку специалистов «судебной работы»). Получается, образование-то по меньшей мере странное? И что такое слушатель?

С 1998 по 2014 год Кузин – судья, заместитель председателя различных гарнизонных военных судов России. То есть в подчинении у него максимум четверо судей; рассматриваемые дела охватывают незначительную часть Уголовного и Уголовно-процессуального кодексов РФ. И этого человека ставят во главе судебной системы столь сложного со всех сторон Ставропольского края.

– А почему молчат судьи? Может, их всё устраивает?

– Они не молчат. Жалобы валом идут в Верховный суд, а оттуда спускаются в Ставропольский краевой для рассмотрения и ответа заявителям (?!). В результате из судебной системы Ставрополья уходят профессионалы, которые просто уже не могут работать не по закону, а по каким-то понятиям.

Кузин и его команда явно не на своём месте. И почему этого не хочет видеть руководство Верховного суда, непонятно. Одна надежда, что на эту проблему обратит внимание администрация президента РФ.

 

Ошибка в тексте? Пожалуйста, выделите ее и нажмите "Ctrl + Enter"



Скачать весь номер «АН» бесплатно

Обсудить наши публикации можно на страничках «АН» в Facebook и ВКонтакте


//Новости ADWILE

//Новости Гнездо.ру

Загрузка...

//Новости партнеров


//Авторы АН

Все авторы >>

//Музподарок от Юры Валова

//Новости Гнездо.ру

Загрузка...

//Новости ADWILE

//Новости advert.mirtesen.ru

//Наши фотогалереи

//Читайте также

//Новости GlobalTeaser

//Новости СМИ2

//Новости Lentainform.com

//Наши партнеры