Детский мир глазами взрослых

Версия для печати: Детский мир глазами взрослых 10 октября 2012, 20:16 [«Аргументы Недели», Владимир ВИКТОРОВ ]

Детский мир глазами взрослых

14 октября исполнится 25 лет Российскому детскому фонду. В этот день в Колонном зале состоится Международный съезд волонтёров детства, куда съедутся представители детских фондов стран СНГ и дальнего зарубежья. Помощь больным детям, проблемы беспризорников, судьба тех, кто появился на свет в тюрьмах, – этим и многим другим занимаются сегодня фонды.

Об этом в канун юбилея «Аргументам неделi» рассказал основатель и бессменный лидер Российского детского фонда – известный писатель, учёный, общественный деятель Альберт Анатольевич ЛИХАНОВ.

- Не так давно вы огласили шокирующие цифры: в России число насилий над детьми достигает около 130 тысяч в год, из них примерно 2 тысячи – со смертельным исходом, а 2500 детей получают инвалидность необратимого рода. За пять лет в России покончили с собой более 14 тысяч детей. Последние теле- и радионовости тоже не являются исключением.

– Да, действительно, СМИ рисуют мрачную картину этих трагических историй. И хотя я сам журналист и отдал этой работе больше полжизни, здесь происходит некий социопсихологический камуфлет. Раньше люди стремились подражать хорошему, были какие-то нравственные ценности, а сегодня они готовы подражать и плохому. Думаю, это происходит ещё и потому, что у нас сегодня совесть в забытьи. Бессовестность вышла на первый план, она – победительница.

– 25 лет назад, когда возник фонд, вы эти же проблемы решали?

– Начали мы с того, что разукрупнили группы во всех домах ребёнка бывшего Советского Союза. Купили полторы тысячи автобусов и грузовиков для всех сиротских домов нашей страны. Три года подряд посылали медицинский десант в регион Средней Азии и Казахстана на 90 самых жарких дней, когда там от инфекций повально умирали дети. В 1989 году спасли 3600 малышей, а в 1990-м – 4 тысячи. Снизили показатели младенческой смертности на 22%, а смертность детей второго года жизни – на 55%. Или наша программа «Дети Чернобыля». Мы отправили в своё время 10 тысяч детей в 30 стран мира на лечение и реабилитацию. Только в том же 1990 году мы послали 1311 наших ребятишек из «чернобыльских зон» Белоруссии, Украины, России. А 10 тысяч сирот и инвалидов мы вот уже 25 лет привозим в Москву на 1 июня, Международный день защиты детей, и больше 100 тысяч детей получают в этот день помощь по всей России.

– На что сегодня ориентирован Российский детский фонд?

– Все наши программы, разработанные и проводимые фондом, говорят сами за себя: «Детский туберкулёз», «Семейный детский дом», «Глухие дети», «Духовная защита» и ещё 25 других очень важных и нужных направлений.

Остановлюсь на некоторых подробнее. Вот начали программу «Детский туберкулёз». Ситуация более чем драматическая. 280–290 тысяч детей в год заболевают этой «болезнью бедных». Мы не посягаем на какие-то инициативы помощи. Поэтому хотим помочь детям, которые, скажем, по полгода живут в противотуберкулёзных санаториях, склонны к болезни или преодолели её, но им нужна помощь. Какая? Многим помощь нужна самая элементарная, ведь бюджет не может предусмотреть выдачу им личного белья, одежды, обуви, не хватает книг, спортинвентаря и другого.

Эффективный проект придумали в Амурском отделении – «Коровье стадо Детского фонда». Наши сотрудники и волонтёры находят спонсоров и покупают корову, а затем дарят её бедной сельской семье, где много детей. Вручают обязательство – первая родившаяся от этой коровы тёлочка передаётся другой многодетной семье. Сейчас в нашем «стаде» уже около тысячи коров, но главное, что эти дети получают нравственные уроки, которых нам так не хватает, – помогать друг другу.

Или ещё один проект – «За решёткой детские глаза», начавшийся в Кирове. Наши волонтёры пришли сначала в СИЗО и посмотрели на детей. Увидели, что там нет даже постельного белья. Что сделали эти женщины? Они обратились в резерв проводников отделения железной дороги и попросили списанные простыни. Они их выстирали, зашили и отвезли в изолятор. Постепенно доставили туда предметы быта, книги. В России много женских колоний, где младенцы до трёх лет живут вместе со своими матерями. Их кормят, лечат, а вот игрушки и одежда в бюджет не заложены.

И вот мы начали с Можайской женской колонии, прошлись по всей стране вплоть до Хабаровской колонии – наши бригады развозили малышам игрушки, гостинцы, тёплые вещи…

– Много российских детей, в основном больных, усыновляют за границу. После нескольких трагических историй, когда от рук приёмных родителей погибли наши дети, возник вопрос: хорошо ли это?

– За 25 лет американцам отдали около шестидесяти тысяч детей, а известных криминальных случаев – девятнадцать! Сегодня любое усыновление ребёнка за границу идёт через суд. В Министерстве образования существует специальная компьютеризированная служба – база данных на детей, подлежащих усыновлению. Какие показатели там предъявляются усыновителям: рост, вес, цвет глаз и некоторые другие данные. Если в нашей стране оформляют опеку и попечительство, то американцы – усыновляют. Это кардинально другая позиция. Если ребёнок усыновлён, то он попадает под юрисдикцию того государства, гражданином которого стал. В последние годы большое внимание обращено на усыновление детей-инвалидов. И эта тенденция растёт. Во время Параолимпийских игр в Лондоне в состав сборной США вошли пять спортсменов, бывших наших детей-сирот инвалидов, от которых отказались родители. А американцы взяли их, восстановили, вылечили, прооперировали, спротезировали, и эти дети обрели новую жизнь. Например, Татьяна МакФадден. Она родилась инвалидом в Санкт-Петербурге и была оставлена родителями. Сегодня же эта молодая женщина демонстрирует не только огромный инстинкт выживания, который помог ей пережить все лишения, обрушившиеся на инвалида с расщеплением позвоночника. Она – многократная параолимпийская медалистка.

Или Джессика Лонг. У девушки нет ног, но это не помешало ей стать многократной параолимпийской чемпионкой. Немногие знают, что полное имя спортсменки – Джессика Татьяна, а началась её история в иркутском детском доме…

Я хочу заметить, что многих наших детей усыновляют в Испанию и Италию. Хорошо ли это? Ясное дело, что было бы прекрасно, если бы наш собственный гуманизм был способен защитить их дома и дать здесь всё необходимое. Но если это не получается?

Без сомнения утверждаю, что девочки – глубокие инвалиды, которые стали параолимпийскими чемпионками с помощью своих новых родителей, вряд ли получили бы такую возможность у нас. И говорю это с глубокой печалью, потому что это правда. Как же поступать?

Полагаю, поступать надо по логике: ребёнок не может ждать, когда явится к нему счастье. Он требует его немедленно, сейчас, а ещё лучше – позавчера.

Мне больно говорить об этом именно так. И это не единственная боль современного детства.

Адрес страницы: http://argumenti.ru/society/n360/207055
© 2006-2010 Аргументы.ру (http://www.argumenti.ru/)
Rambler's Top100