Все пускают тело в дело

На приеме у психолога Рамиля Гарифуллина отец проститутки

Версия для печати: Все пускают тело в дело 28 июня 2007, 00:00 [ «Аргументы Недели» ]

Все пускают тело в дело
 В кабинет вваливается мужчина. Его супруга насильно затолкнула его в кабинет, а сама осталась в коридоре.

 – МОЯ жена утверждает, что я страдаю навязчивыми бредовыми мыслями. Но это не так.

 – И почему же вы пришли ко мне?

 – Чтобы еще раз убедиться, что это не так.

 – Судя по всему, не вы приняли решение прийти ко мне?

 – Вы успели заметить, что меня жена затолкнула в ваш кабинет?

 – Может быть, она действительно желает вам помочь?

 – Она почему-то уверена в том, что я страдаю навязчивыми мыслями.

 – Какими именно?

 – Что все женщины суки и проститутки. Это действительно так.

 – Почему же вы уверены, что все женщины проститутки?

 – Благодаря своей точке зрения я сильно пострадал. Меня уволили с работы. Я перессорился со всеми друзьями, назвав их жен проститутками. Даже с дочерью уже давно не разговариваю. Доказал ей, как детектив Коломбо, что она проститутка. С женой постоянно ссоримся, так как я вижу ее проститутскую натуру.

 – Докажите мне свою точку зрения. Начните со своей родной матери. (Пауза.) Затрудняетесь? Ваша мать занималась проституцией, и вы это видели?

 – Вы все привыкли считать проституцией только то, что женщина выходит на панель. Но это понятие намного шире. Проституция часто бывает скрытой, замаскированной, но в ее основе всегда продажа тела ради чего-то. Моя мать никогда не любила отца, но они вместе спали и были близки. Это меня с детства возмущало. Получается, она отдавалась отцу, не любя его. Мы жили и спали в одной комнате. Я слышал, как она мучается в постели. Сейчас я понимаю, что это были не сладострастные страдания, которые бывают у женщин при близости. Понимаю, что она жила с отцом ради меня, ради денег, крыши над головой, ради того, чтобы сохранить семью. Разве это не проституция? Отдавать свое тело не ради любви, а ради материальных благ и штампа в паспорте? Это же тяжело. Поэтому она стала болеть. Всегда была раздражительной, много ругалась. Может быть, поэтому и я такой неспокойный, нервный. Наша семья была несчастной, потому что моя мать, по сути, была проституткой перед отцом. Это супружеская проституция.

 – Я полагаю, что вы свою жену называете проституткой не потому, что она выходит на панель?

 – Моя жена повторяет судьбу моей матери. Я давно понял, что она меня никогда не любила, но терпит мои самцовые прихоти и отдается мне.

 – А вы, конечно, понимая это, ее потребляете?

 – Я воспринимаю ее как проститутку. Меня это даже возбуждает.

 – Ну а с дочерью у вас что?

 – Дочь меня потрясла. Мне больно вспоминать это.

(У мужчины страдальческое выражение лица. Он не желает вспоминать нечто такое, что, повидимому, сильно травмировало его. – Прим. Рамиля Гарифуллина.)

 – И все-таки, расскажите мне о своей дочери.

 – Я до сих пор ее не пойму. Она видела, что мать не любит папу, но спит с ним.

(Дочь моего пациента видела, что ее мать в течение всей жизни «проституировала», то есть отдавалась отцу, не любя его, и в ее характере были заложены установки проститутки.)


 Дочь мне сама говорила о том, что многие женщины отдаются не любя ради чего-то: денег, карьеры. Она сказала, что хочет себе сделать стартовый капитал благодаря общению с состоятельными мужчинами. Я, конечно, взбесился, чуть не побил ее за это. Один мой приятель живет на деньги дочери-проститутки. Я так жить не хочу. Дочь долго доказывала мне, что сейчас модно зарабатывать капитал, общаясь с нелюбимыми, но богатыми мужчинами. Она в течение года сменила уже шестерых парней, которым продавалась. У них были красивые свидания, но я видел, что она их не любила. Прямо как моя жена. Разве это не проституция?

(Мужчина явно чего-то не договаривает. На его лице страдание, дыхание учащенное, и я чувствую, что с дочерью произошло нечто более серьезное. Но мужчина психологически защищается и сопротивляется, боясь теребить свою психотравму.)

 – А что произошло у вас на работе?

 – Там сплошная служебная проституция. Женщины обслуживают начальников ради дополнительных материальных и жилищных благ.

 – Получается, что жизнь – сплошная проституция. Но есть люди, которые искренне доверяют друг другу, любят друг друга.

 – Вы, наверное, про элиту говорите? Элитарную проституцию я тоже знаю. Она часто бывает замаскирована под какие-то организации. Это отряды женщин для обслуживания сливок общества. Я, например, знаю, что в одном рекламном агентстве женщин спонсируют и потребляют чиновники.

(В чем-то мой пациент прав. Сказать, что его жена не проститутка, потому что отдается только ему, хотя и не любя, я не могу. Что российское больше всего ценится сегодня за кордоном? Нефть, газ, уголь и красивые женщины, которые стали дешевым товаром для иностранцев. В борделях только Западной Европы около ста тысяч наших соотечественниц.)


 – И все-таки вы сами виноваты, что ваша жена стала, как вы говорите, проституткой. Вы, судя по всему, пьете?

 – Я деградирую, не могу обеспечить свою семью. Может, именно поэтому дочь пошла на такие заработки? И я начал подозревать свою жену в связи с ее начальником? Уж очень хорошо она стала зарабатывать.

 – Получается, что ваши пьянки подтолкнули жену и дочь на проституцию?

(Хватается за голову.)

 – Я сам виноват.

 – Давайте пригласим в кабинет вашу супругу.

(Входит супруга и начинает говорить прямо с порога.)

 – С моим мужем творится что-то неладное.

 – Я чувствую, что он недавно перенес сильное психическое потрясение и до сих пор не может прийти в себя.

 – Какое потрясение? Скажи, что случилось?

(Она смотрит на своего супруга.)

 – Разве стоило так переживать из-за этого?

 – Из-за чего? (Обращаюсь к мужчине.)

 – Я узнал, что дочь занимается проституцией.

(Продолжает супруга.)

 – Я тоже переживала. А ты просто зациклился на этом, высох, превратился в ходячего мертвеца. Ну что ты так переживаешь? (Обращается к мужу.) Все мы, женщины, продаемся. Только некоторые дорого и один раз, когда выходят замуж, а некоторые дешево и многократно. Такова наша природа.

(Откровенно вступает мужчина.)

 – Молчи, сука! Все из-за тебя! Выйди из кабинета. Я один поговорю.

(Супруга выходит.)

 – Расскажите все подробнее. Попытайтесь заново пережить случившееся и не спешите.

 – Я ее выпроводил (начинает шепотом), потому что не хочу, чтобы она узнала мой грех. Она виновата, но и я виноват.

(У мужчины начинает трястись нижняя губа, появляются слезы).


 Я сам иногда покупал девчонок-проституток. Они стоят в ряд, а я выбираю… Ну и довыбирался. Смотрю, в ряду стоит моя дочь. Я потерял сознание. Сутенерша по мобильному вызвала «скорую». Меня откачали. Не могу себе это простить.

(Опять слезы и тихое рыдание, но я почувствовал, что он все больше и больше успокаивается).


 А еще мой грех в том, что мы, оказывается, уже полгода жили на ее суточные… проституточные. Сейчас я безработный. Жена на пенсии по проф­заболеванию. А когда-то был сравнительно богат. Был даже «папиком». Вспоминать тошно…

(«Папик» – это мужчина, по возрасту годящийся своей девушке в отцы и делающий для нее все, что не сделал родной отец. Именно поэтому о «папиках» мечтают чаще девочки, росшие без отцов. В свою очередь «папиками» чаще всего становятся мужчины, бросившие своих дочерей. Таким образом, отцы, становясь «папиками», компенсируют свой уход от дочерей, а дочери ищут «папиков», чтобы компенсировать свою безотцовщину.)

 Мой пациент выговорился и осознал свой внутренний психический конфликт, который и был причиной его страданий. Я не внушал необходимости терпимого отношения моего пациента к проституции дочери, а попытался настроить его на изменение семейных условий. Так, чтобы эти условия способствовали уходу дочери из «древнейшей профессии».

Адрес страницы: http://argumenti.ru/analyst/n71/34869
© 2006-2010 Аргументы.ру (http://www.argumenti.ru/)
Rambler's Top100