//Аргументы законодателя

Все авторы >>

//Мы в соцсетях

//Новости

//Национальный Акцент

//Новости

//Поп-новости

//Пиши-Читай

//Наши партнеры

//Политика

Человек без идеи – обезьяна в костюме

№ 4 (245) от 3 февраля 2011 [«Аргументы Недели», Андрей Угланов ]

Человек без идеи – обезьяна в костюме

В №50 «Аргументов неделi» от 22 декабря прошлого года со своими взглядами на жизнь выступал член Координационного совета Института стратегической безопасности Юрий ШАЛЫГАНОВ. Эта статья вызвала большой резонанс среди читателей. И главный редактор «АН» Андрей Угланов еще раз встретился с автором книг нашумевшего «Проекта Россия».

Безыдейное общество

Ушло в историю первое десятилетие третьего тысячелетия. Чем оно характерно для нашей страны и для всего мира?

– Основная и, кстати, негативная особенность – мы не смогли вырваться из безыдейного пространства, в котором живем вот уже пятый десяток лет. Раньше у общества была цель – построить коммунизм. Движение в едином направлении позволяло сохранять целостность общества. Когда номенклатура затрепала-заболтала идею до состояния тряпки, все отвернулись от тряпичной идеи. СССР погрузился в идейный вакуум, а уставшие от демагогии люди устремились к своим малым целям, не желая больше ничего слышать о большой идее. Безыдейный СССР начал стремительно разваливаться.

После его крушения страну попытались возродить на идее гуманизма. Так возникла РФ. Вскоре оказалось, никто не собирался строить общество свободных и равноправных индивидов. На трибунах болтали про гуманизм точно так же, как недавно про коммунизм. Все вспомнили застойную атмосферу прошлого и отвернулись от того, что напоминало политику. Каждый начал решать свои личные задачи, разрушение общества продолжилось.

– Что же плохого, если человек решает личные вопросы?

– Личные вопросы есть у каждого, и их нужно решать. Но если каждый решает в рамках генерального направления, целое сохраняется. Если генерального направления нет, стремление к личному разрушит целое.

– И что делать?

– Первый шаг – признать очевидный факт: с идеей хорошо, без идеи плохо. Когда все согласятся с высказыванием древнеримского философа Сенеки «если у корабля нет цели, ни один ветер не будет ему попутным», у общества появится шанс на выживание. Пока общество не понимает значение идеи, уровень действия не поднимется выше вопросов ЖКХ и т. п.

– А то, что сейчас называют обществом потребления, – это разве не идея?

– Огромная проблема нашего времени – мы готовы называть любой лозунг идеей. Например, желание пива попить или в клуб сходить. Но мы с вами говорим об идее мировоззренческого уровня.

Точка отсчета

Сейчас в самом термине «идея» слышатся какой-то подвох, политиканство, обман и демагогия. Явно вы говорите о другом. Можете кратко сформировать понятие идеи?

– Идея есть вывод из целого. Под целым я понимаю ВСЕ: вселенную, галактики, наш мир и вообще все, что существует. Охват целого в его развитии позволяет увидеть, во что в итоге ВСЕ выльется. Ориентируясь на итог развития ВСЕГО, можно сознательно строить свою жизнь.

– Вы можете привести пример Большой идеи?

– Например, коммунизм. Маркс начинает строить свои умозаключения исходя из охвата целого. Опираясь на науку своего времени, он считал, что мир существует вечно: его никто не творил, он всегда был, есть и будет.

– И что из этого следует?

– Если Творца нет – значит, человек возник случайно. Значит, он – высшая ценность. Человек становится божеством. Из этих божеств возникает общество, которое, по Марксу, однажды разовьется до идеального состояния. Маркс назвал его коммунизмом. И призывал не ждать наступления земного рая естественным путем, а ускорить его, эволюцию заменить революцией. Так возникла большая идея, суть которой – ускорить ход истории. Ради нее несколько поколений людей сражались и умирали. Отголоски этой идеи, на все лады извращенные и дискредитированные, живут по сей день.

– А еще?

– Еще пример большой идеи – спасение души. Выведена она из охвата целого. Согласно христианскому мировоззрению, мир появился однажды. Но если было время, когда мира не было, значит, прежде была некая сила, его сотворившая. Эту силу называют Богом. Если человек выполняет волю Бога – попадает после смерти в рай. Если нет – попадает в ад. За право жить, согласно этой идее, люди так же умирали, как и ради коммунизма.

Можно привести в пример гуманизм, ислам, буддизм. Большая идея есть вывод, сделанный из охвата ВСЕГО. Вывод из части является лозунгом. Но нужно ясно отделять идею и использование идеи в личных целях. Например, идея гуманизма сейчас толком мало кем понимается. Она сведена к чему-то отвлеченно хорошему, к бытовому уровню типа идеи потребления.

Невидимые опасности

Но чем плоха идея потребления?

– Своей безосновательностью. Из чего следует вывод, что потребление есть цель и смысл жизни? Каждый может задать себе этот вопрос, и вряд ли кто ответит. В лучшем случае подумает про себя: и так все понятно. Но в реальности человеку ничего непонятно. Он попросту не думал на эту тему.

– Вы придаете огромное значение идее. Но разве нельзя просто жить? Без всяких идей честно делать свое дело, растить детей, строить дома, не обижать слабых и прочее. В конце концов, просто «починять примус» и никуда не лезть...

– Прежде чем давать оценку явлению, нужно определиться с масштабом, в котором мы на нее смотрим. Например, вы сажаете дерево. Это хорошо? Да. А если в это время за вашей спиной тонет ребенок, на которого вы не обращаете внимания, ибо хорошее дело делаете, – это хорошо? Нет, плохо. Позиция «тихо починяю примус» оценивается в контексте ситуации.

– Это понятно, но при чем тут частная жизнь? Я хочу просто жить.

– Просто жить – значит совершать поступки определенной направленности. Направление откуда-то берется, из чего-то выводится, от чего-то отталкивается. Возможны два варианта точки отсчета: а) глобальная идея; б) инстинкт. Третьего не дано. Если нет идеи, человек строит свое «просто жить» на основании инстинкта. По сути, это умное животное. Разница с обезьяной – в методах достижения цели, но не в самой цели.

Таких людей вы в третьей книге «Проект Россия» назвали «обезьянами в костюмах»?

– Да, именно. Проведите мысленный эксперимент: обезьяна вдруг стала очень умной. Но у нее нет никакой идеи. Она не хочет ни коммунизм строить, ни душу спасать. Просто хочет жить. В результате обезьяна положит жизнь на создание механизмов для сбора бананов и защиты от тигров. Еще индустрию развлечений создаст и лозунг придумает для самооправдания: «бери от жизни все». Просто жить – не значит быть человеком. Наш соотечественник поэт Вадим Коржавин говорил: «Быть простым… но простым Человеком». Мы с вами – не просто живущие существа с человеческими формами. Мы – много больше.

Что, по-вашему, есть человек? Чем он отличается от обезьяны?

– Целями. У животного цели определяют желание удовлетворить свои сиюминутные потребности. У человека цели выводятся из мировоззрения. Мы отличаемся от обезьяны тем, что можем, глядя на звезды, задаться вопросом: откуда все это? Если человек решит, что звезды и все прочее сотворил Бог, возникает одна логика. Если посчитает, что звезды и мир вечные, их никто не творил, возникает другая логика. На основании сделанных выводов человек строит свою текущую жизнь.

Например, я прихожу к выводу: никто ничего не творил. Поэтому нужно «просто жить». Какая разница: из больших ответов на большие вопросы сделан этот вывод или из инстинктов?

– Разница огромная. В одном случае вы осознанно строите свою жизнь. В другом – за вас это делают инстинкты, и вы лишены права выбора. Вас несет поток, но вы не спрашиваете, куда несет и почему. Не можете объяснить себе, почему живете так, а не иначе. Поиск ответа упрется в «так принято». Почему принято, кем принято? Почему это «принято» я обязан выполнять всю жизнь? Вы не ответите на эти вопросы, потому что на них как бы существует табу. Мотивом ваших действий всегда будет «хочу», и никогда – «знаю».

Разные идеи

– Когда все живут по принципу «хочу», чем это опасно?

– Общество разваливается. Ведь если мерилом является «хочу», тогда чем мое «хочу» хуже вашего? Ничем. И раз так, будем бодаться. Каждый на своем уровне. Появляется насилие от чиновничьего произвола до грабежей и прочего. Далее возникают разрушительные явления типа наркомании, циничности. И только наличие высшего стимула снимает эту проблему. Хотящие могли бы отказаться от своих «хочу» ради общей идеи. Это очень хорошо заметно на примере монастырей. Как бы ни были они поражены духом торговли и иными недугами, но никто не будет спорить – атмосфера там человечнее. Но если стимула нет, энергия «хотящих» неизбежно направлятеся на разрушение конструкции.

А фашизм можно считать большой идеей?

– Нельзя. Вывод, что одна нация лучше другой, ни из чего не следует. Если бы такой вывод следовал из охвата целого мира, фашизм был бы большой идеей. Но под ним не больше мировоззрения, чем под футбольным фанатизмом.

Существует множество мировоззрений, из которых следуют разные выводы – идеи. Как определить, какая идея правильная, если все они выведены из целого?

– Никак невозможно. Мы касаемся области, которую нельзя измерить с той же точностью, как стоящую на столе чашку. Вы находите одни аргументы истинными, я – другие, он – третьи. Разное понимание мира неизбежно. Значит, разные выводы тоже неизбежны. И все это будет большой идеей.

– Какова сегодня ваша цель?

– Донести до общества мысль: отсутствие идеи так же опасно, как слепота. Общество без идеи подобно слепым пассажирам автобуса, за рулем которого слепой водитель. Никто не понимает, куда их везут и зачем. Все в автобусе «просто живут», и потому катастрофа неизбежна.

На пути к катастрофе

– Со значением идеи все ясно. На чем еще основано ваше утверждение о грядущей катастрофе?

– Каждая система имеет предел своего развития. Далее она переходит на новый уровень. Современную мировую систему можно сравнить с гусеницей, достигшей пика своего развития. Следующая фаза – окукливание. Затем возникнет новая система – бабочка. Процесс окукливания нельзя остановить.

– Чем опасен переходный период или, как вы сказали, период окукливания?

– Великая депрессия США 30‑х годов ХХ века за 2–3 дня оставила на улице без средств к существованию миллионы людей. Все мгновенно обесценилось. Главной ценностью стали продукты питания. Мы окажемся в более сложных условиях. Это действительно страшно.

Неужели все так ужасно и бесперспективно?

– Выход есть всегда. Но чтобы его реализовать, нужна идея. Вокруг нее можно сплотиться.

И какова вероятность обретения обществом идеи?

– Высокая. Мы сейчас сосредоточили на этом все усилия и уверены: чем ближе к каждому подступает кризис, тем сильнее посыл ДУМАТЬ. И тем очевиднее тупик безыдейности.

– По поводу авторства. После чтения первых двух книг «Проект Россия» возникло ощущение, что ее автором является патриарх Кирилл. Были версии, что «Проект Россия» написал В. Путин, В. Сурков, Д. Рогозин и т. д. Как вы думаете, почему складывалось такое мнение?

– Люди хотят уложить все в привычные шаблоны. Это наша природа. Каждый будет думать то, что ему кажется больше похожим на правду.

– А если бы кто-то из этих людей взял да и объявил себя автором «Проекта Россия», вы бы обиделись?

– Ну не объявил же. Одно могу сказать твердо: я это делаю не ради прибыли или должности. Нет у меня таких проблем и задач. Я это делаю, потому что считаю, что должен.

Ошибка в тексте? Пожалуйста, выделите ее и нажмите "Ctrl + Enter"



Обсудить наши публикации можно на страничках «АН» в Facebook и ВКонтакте

//Авторы АН

Все авторы >>

//Музподарок от Юры Валова

Dom

//Новости

//Советы профессионалов

//Новости

//Наши фотогалереи

//Читайте также

//Он и она

//Новости D-agency.net

//Новости

Книги про политику