//НАШИ ПАРТНЕРЫ

//Новости

//События/Афиша

poster

//50 Плюс

//Сад и огород

//Новости MarketGid

//новости 24СМИ

//Новости news.net.finam.ru

//Поп-новости

//Национальный Акцент

//Шпионаж

Убийственные награды

Зачем разведчикам за заслуги вручают оружие?

№ 6 (548) от 16 февраля 2017 [«Аргументы Недели », Александр Кондрашов ]

Убийственные награды

Неумолимо приближается 23 Февраля – День защитников Отечества. Мужчинам готовят подарки. По традиции щедро награждают людей в погонах и без в наших спецслужбах. Кроме орденов, медалей, почётных грамот за заслуги перед Отечеством в этот день будут вручать и наградное оружие.

Для военного пистолет, кортик, кинжал или сабля – лучший подарок. А для разведчика? Ведь для него выстрел – это, как правило, провал. Чаще всего огнестрельное оружие он использует не для самообороны, а для самоубийства. Об этом обозревателю «АН» рассказал ветеран советских и российских спецслужб полковник в отставке Антон Михайлович МАКАРОВ.

«Рука Москвы» тянулась к пистолету

Антон Михайлович первым делом предложил помянуть хорошего человека – Леонида Владимировича Шебаршина. Скоро исполнится ровно пять лет, как тело бывшего заместителя председателя КГБ СССР – начальника Первого главного управления – обнаружила в квартире на 2-й Тверской-Ямской его сноха Татьяна. Нашла с простреленной головой. Мёртвая рука главного советского разведчика тянулась к лежащему рядом наградному пистолету. Именно из него, по официальной версии, застрелился генерал.

Некоторые до сих пор не верят в самоубийство Шебаршина. Другие во всём винят подвернувшийся в минуту душевной слабости наградной пистолет. Ведь, судя по предсмертному дневнику разведчика, бесстрашный офицер боялся только одного – беспомощности. Он семь с половиной лет ухаживал за тяжело больной парализованной женой. Его любимая Нина, с которой он ещё в молодости познакомился на целине, умерла в 2005 году. Леонид Владимирович очень страшился тоже стать в тягость сыну, сестре, внукам и правнукам.

Этого мнения придерживаются многие из тех, кто хорошо знал настоящего русского офицера Леонида Шебаршина. «Леонид Владимирович был очень сильным человеком, и я бы не сказал, что очень общительным. Во всяком случае друзей он выбирал весьма тщательно и очень дорожил отношениями с ними. Лично у меня его образ никак не вяжется с человеком, который мог наложить на себя руки. Единственное, что приходит в голову, – это какой-то тяжёлый недуг, с которым он уже не мог совладать», – утверждает бывший пресс-секретарь Службы внешней разведки генерал-майор в отставке Юрий Кобаладзе.

По словам полковника Макарова, Шебаршин не боялся смерти. Он не раз смотрел ей в глаза во время зарубежных командировок. На Западе его не зря называли карающей «рукой Москвы». И самоубийство для него, атеиста, не было большим грехом. И всё же что подтолкнуло его поднести наградной пистолет к своему виску?

На этот вопрос попытался ответить в беседе с обозревателем «АН» Николай ЛЕОНОВ, генерал-лейтенант, экс-начальник аналитического управления КГБ СССР:

– Почти пять лет назад ушёл из жизни последний начальник советской внешней разведки. Я хорошо знал его и совершенно ответственно могу сказать, что это был исключительно честный и порядочный человек, редкого дара профессионал в той сложнейшей области, с которой он связал свою судьбу. Леонид – советский патриот, и было заметно, что новую эпоху он сердцем так и не воспринял, да и ей, похоже, был не нужен. Шебаршин остро переживал свою невостребованность, одиночество, тем более что семь лет назад похоронил жену. Правда, он оставался главой большой семьи, у него было уже четверо правнуков... Последний раз мы виделись за несколько дней до его гибели – отмечали в кругу самых близких людей его 77-летие. Было весело, пели песни – ничто не указывало на столь скорую и трагическую развязку. Насколько я знаю, на здоровье Леонид особо не жаловался. Признавался мне, что к своему лечащему врачу ходит трижды в год: поздравить её с Новым годом, 8 Марта и днём рождения. Видимо, причины случившегося надо искать в тех острых противоречиях с нынешними реалиями, которые он так и не смог преодолеть.

Как бы в подтверждение этой мысли полковник Макаров зачитал мне последние афоризмы начальника разведки. Вот некоторые, подчас очень парадоксальные, мысли Леонида Владимировича:

Лечиться – дорого, умирать – дёшево, но хоронить – дороже, чем лечить.

Надо жить. Жизнь была бы занятной, если бы наблюдать её со стороны.

Растёт число самоубийц. Ну ладно, расстаться с жизнью. Но с демократией, рынком, Ельциным? Нельзя понять этих несчастных...

У нас всё впереди. Эта мысль тревожит…

Был бы рай, не было бы атеистов. Давайте посмеиваться над жизнью. Всё равно она будет смеяться последней.

Справка «АН»

В царской армии офицеры награждались только холодным оружием и только за исключительные подвиги на поле боя. Вручать именное огнестрельное оружие начали лишь в Советской России после Гражданской войны, с 1921 года. Вначале это делалось декретами ВЦИК, потом – решениями правительства. По этой причине удостоившихся подобной чести в СССР было очень немного.

Подарки, приносящие горе

– Наградное оружие – это подарок, нередко приносящий горе, – сказал в заключение своего рассказа о трагической смерти генерала Шебаршина Антон Михайлович. В подтверждение своих слов он привёл ещё несколько примеров.

Так, за несколько дней до своего 63-летия из наградного пистолета застрелился бывший начальник разведки Внутренних войск генерал Виктор Чевризов. По официальной версии, из наградного оружия был убит начальник авиации погрангруппы Федеральной пограничной службы России в Таджикистане генерал Владимир Платошин. Его случайно застрелила в машине знакомая девушка, которой он дал подержать стреляющую награду.

В Москве из именного маузера (подарок маршала Ивана Конева) застрелился 93-летний генерал-лейтенант в отставке Дмитрий Никишин. Cлучаи самоубийств из наградного оружия можно перечислять долго.

Например, без видимых причин в рабочем кабине покончил с собой 45-летний Вячеслав Сизов, начальник управления Генпрокуратуры по надзору за исполнением законов в российских спецслужбах. В служебном кресле найден мёртвым начальник управления ФСБ по Тверской области Константин Морев. А отставной генерал российских спецслужб Виктор Гудков застрелился из наградного пистолета на Липецкой улице на юге Москвы.

– Сколько человек в России награждены огнестрельным оружием? – спросил полковника обозреватель «АН».

Тот лишь пожал плечами:

– Точных официальных данных на сегодняшний день у меня нет. Но вот тревожная статистика: если в 1999 году в России было 3142 владельца наградного оружия, то в 2000-м – 4409, в 2005-м – 9788, в начале 2009 года – 11401, а к началу октября 2012 года – более 12 тысяч. Думаю, за прошедшие пять лет эта цифра значительно увеличилась.

– Попадает ли наградное оружие в руки преступников? – продолжал расспрашивать Антона Михайловича журналист.

В ответ старый разведчик рассказал о нескольких таких случаях. Так, когда в Москве была ограблена квартира 29-летней Марии Цветковой, добычей преступников стали не только деньги и драгоценности, но и наградной пистолет её отца – 53-летнего советника департамента по государственным наградам и кадровой политике Управления делами президента России полковника ФСБ Александра Цветкова.

Из квартиры начальника ГУ МЧС России по Липецкой области генерал-майора Игоря Панина преступники унесли наградное оружие генерала: позолоченный кортик, пистолет Макарова и две пачки патронов к нему.

Когда в Подмосковье обокрали дом генерала спецслужб Сергея Ледовского, в числе похищенного кроме всего прочего значилось наградное оружие. За последние несколько лет только в столице наградное оружие было похищено почти у ста человек.

– Во многом трагедии происходят из-за того, что люди не соблюдают элементарных требований к хранению огнестрельного оружия, – сказал Макаров.

Обозреватель «АН» сразу вспомнил случай из собственной журналистской практики. Как рассказывали мне следователи по особо важным делам, когда в 1998 году на своей подмосковной даче выстрелом из наградного ПСМ был убит депутат Государственной думы лидер Движения в поддержку армии Лев Рохлин, выяснилось, что даже боевой генерал не следовал элементарным правилам хранения стрелкового оружия. Наградные пистолеты запросто лежали в свободном доступе: один в столе, другой – в багажнике автомашины. Хотя, согласно инструкции, должны находиться в сейфе или в другом месте, не доступном никому, кроме владельца. И тогда, возможно, они не принесут горя владельцу.

Пулемёт «Максим» от Шойгу

В ответ на журналистские воспоминания Антон Михайлович поделился самыми свежими слухами из кулуаров военного ведомства. 23 февраля сотрудники Главного управления Генштаба (ранее называлось ГРУ) ждут наградного дождя. Говорят, самые дорогие подарки от Министра обороны Сергея Шойгу получат попавшие под санкции Обамы руководители военной разведки. Якобы в специальный наградной список внесены глава ГУ Игорь Коробов и трое других высокопоставленных руководителей спецслужбы – Игорь Костюков, Владимир Алексеев и Сергей Гизунов. Им торжественно вручат подарки стоимостью по семь миллионов рублей.

Как рассказал давний товарищ обозревателя «АН» капитан 1-го ранга в отставке Сергей Ищенко, закончивший службу референтом министра обороны, Сергей Шойгу посетил знаменитую Златоустовскую оружейную фабрику, которая уже более 200 лет исправно пополняет арсеналы России. Но результатом нынешнего визита стала сенсация: Сергей Кужугетович собрался заказать мастерам Златоуста не очередную партию современных вооружений, а старинные пулемёты «Максим» и прославившиеся ещё в Великую Отечественную войну ППШ (пулемёты-пистолеты Шпагина).

Причём оружие будет не простым, а богато инкрустированным. Как сообщили на фабрике, «эксклюзивные стволы» распишут с помощью таких ювелирных техник, как гравировка, травление, золочение, чернение, серебрение, рисовка и подрезка по металлу.

Златоустовцы уже успели повозить новую стреляющую высокохудожественную продукцию по выставкам. Про впечатления посетителей от чудо-«Максима»» генеральный директор оружейной фабрики Валерий Томея рассказвает так:

– Отношение разное. Кто-то говорит – китч, кому-то нравится безумно. Мнения разные. За этот пулемёт на выставке в Питере, в музее артиллерии, посетитель предложил 250 тысяч евро.

Шойгу пулемёты для наградного фонда собрался покупать, конечно, намного дешевле. Но цена, за которую Валерий Томея намерен предложить свои расписные «стволы» Минобороны, тоже впечатляет. За каждый «Максим» в стиле златоустовской гравюры – по семь миллионов рублей. За каждый наградной ППШ – по 300 тысяч рублей.

– Выдали бы военным разведчикам вместо 27 килограммовых «Максимов» лучше кортики или сабли. Думаю, не отказались они бы и от премии деньгами, – закончил беседу полковник Макаров.

Ошибка в тексте? Пожалуйста, выделите ее и нажмите "Ctrl + Enter"



Скачать весь номер «АН» бесплатно

Обсудить наши публикации можно на страничках «АН» в Facebook и ВКонтакте


//Новости ADWILE

//Новости Гнездо.ру

Загрузка...

//Новости партнеров


//Авторы АН

Все авторы >>

//Музподарок от Юры Валова

//Новости Гнездо.ру

Загрузка...

//Новости ADWILE

//Новости advert.mirtesen.ru

//Наши фотогалереи

//Читайте также

//Новости GlobalTeaser

//Новости СМИ2

//Новости Lentainform.com

//Наши партнеры