Иркутск

//НАШИ ПАРТНЕРЫ

//Новости

//Сад и огород

//Новости MarketGid

//новости 24СМИ

podpiska-pochta

//Поп-новости

//Новости news.net.finam.ru

//Образование

Рабочий вопрос

№ 46(537) от 23.11.16 [«Аргументы Недели Иркутск», Ольга Брайт ]

Рабочий вопрос

Говорить с высоких трибун про новую индустриализацию можно сколько угодно долго, но без квалифицированных кадров осуществить серьезный прорыв вряд ли удастся. Высокотехнологичным отраслям нужны люди с соответствующим уровнем подготовки — вооруженные теоретическими знаниями и на практике знакомые с современным оборудованием. Много ли таких в Приангарье? Готовы ли выпускники наших вузов и техникумов занять рабочие места, которые появляются по мере реализации крупных проектов — например, в сфере авиастроения, нефте- и газодобычи, а также переработки ресурсов и телекоммуникационной отрасли? Эксперты отмечают, что Иркутская область, имея большой кадровый потенциал, пока не может реализовать его на должном уровне. А что мешает? Недостаток финансирования? Или нечто иное? Разные ракурсы сложного кадрового вопроса за круглым столом 11 ноября обсуждали представители профильных региональных министерств, образовательных учреждений и крупнейших предприятий области. Дискуссию организовал еженедельник «Аргументы недели» в рамках спецпроекта «Экспертный совет».

Желающих принять участие в обсуждении оказалось довольно много. За круглым столом в конференц-зале КДЦ «Художественный» присутствовали представители региональных властей — первый замминистра образования Иркутской области Евгений Торунов, начальник управления контроля организации закупок министерства труда и занятости региона Кирилл Клоков, главный специалист, эксперт отдела анализа и прогноза социально-трудовой сферы регионального минтруда Максим Вайнштейн. Предприятия представляли: директор по управлению персоналом Иркутского авиационного завода — филиала ПАО «Корпорации «Иркут» Сергей Полещук, начальник отдела кадров Улан-Удэнского авиационного завода Анатолий Баракин, коммерческий директор филиала ПАО «МТС» в Иркутской области Николай Никулин, директор департамента по управлению персоналом АО «Труд» Татьяна Петрова, заместитель директора межотраслевого регионального учебного центра АО «АНХК» Алексей Муруев, а также главный специалист управления обеспечения персоналом АО «АНХК» Евгения Белова. Иркутский Политех делегировал на мероприятие директора института авиамашиностроения и транспорта Рашида Ахатова и директора Института металлургии и химической технологии Евгения Анциферова. Модератором Экспертного совета традиционно выступил известный иркутский журналист Игорь Альтер.

Остановить «утечку»

Большой интерес к теме дискуссии был предсказуем. Проблема кадров для Приангарья сегодня актуальна как никогда. Как ни печально признавать, но перспективная молодежь и опытные специалисты довольно часто в поисках лучшей доли уезжают из региона. По оценке Иркутскстата, численность постоянного населения Иркутской области за 9 месяцев текущего года уменьшилась на 2 тыс. человек. Сокращение обусловлено миграцией. Отток населения (почти 50 тыс. чел.) не смогло компенсировать ни превышение рождаемости над смертностью, ни поток приезжих из стран СНГ и Украины. Эксперты уточняют — более 90% покинувших регион — это работоспособное население, значительная часть приходится также на абитуриентов и студентов. «Утечка» идет и в направлении Красноярска, Новосибирска, Екатеринбурга, Москвы, Санкт-Петербурга…

Неужели люди переезжают потому, что в родном Приангарье нет работы? Игорь Альтер не согласен: «Сегодня в Иркутской области существует 144 тысячи вакансий. Наиболее остро кадровый вопрос стоит в строительстве, обрабатывающей промышленности, в сельском хозяйстве, образовании и здравоохранении».

«Все дело в том, что в текущий момент на рынке труда наблюдается явный дисбаланс спроса и предложения, — объясняет Максим Вайнштейн (минтруд). По данным центров занятости, 80% вакансий — это рабочие и технические профессии. Нужны специалисты со средним профессиональным образованием, а также инженеры-выпускники вузов. Но популярными долгое время были совсем другие профессии — молодежь мечтала о карьере юриста или экономиста». А как насчет того, чтобы поработать в должности технолога или оператора станка? Ведь совсем не факт, что «работяга» получает меньше, чем рядовой юрист, коих многие тысячи. А редкий специалист наверняка может претендовать на достойную зарплату, да и перспективы роста в условиях минимальной конкуренции с коллегами по цеху куда более реальны.

«Выпускник Политеха 2013 года сегодня уже исполняет обязанности главного инженера в одном из наших филиалов, — говорит Татьяна Петрова (дорожно-строительное предприятие «Труд»). — Однако для нас инженерно-технический персонал не проблема. Куда сложнее найти рабочих, которые будут управлять высокотехнологичными машинами. Сегодня дорожно-строительная техника развивается семимильными шагами, и без знания современных компьютерных технологий здесь не обойтись. И, знаете, это беда не только в Иркутской области. В здешнем филиале у «Труда» работает 350 человек, а в целом наш штат — порядка 2200 сотрудников. Так вот филиалы в Якутии или, скажем, Бурятии испытывают те же кадровые сложности».

Не «вышкой» единой

Помните, еще летом вице-премьер Правительства РФ Ольга Голодец заявила: дескать, 65% россиян вообще не требуется высшее образование? Якобы нынешняя модель экономики и повышение качества среднего специального образования открывает выпускникам доступ ко многим вакансиям, которые раньше требовали вузовской подготовки. В качестве примера вице-премьер привела профессию сисадмина, которая, по ее словам, в мире не требует высшего образования.

Хорошо, пусть так. Дмитрий Медведев тоже давно говорит, что России нужны именно рабочие, и нужно возрождать ПТУ и техникумы. И как? Возродили? За круглым столом не раз прозвучала мысль: система среднего профессионального образования (СПО) разрушена.

У Евгения Торунова (минобр) другое мнение: техникумы работают — молодежь учится. «В Иркутской области 81 учебное заведение СПО, из них большинство, а именно 58 учреждений, находится в ведении минобразования Иркутской области. В этих учебных заведениях обучаются более 44 тысяч молодых людей», — аргументирует замминистра.

Чиновники говорят, что эти ребята осознанно выбрали свою профессию и уверены, что в будущем она их прокормит.

«Совершенно недавно мы встречались со старшеклассниками из разных городов и районов, — рассказал Евгений Торунов. — Когда мы спросили их, в чем преимущество среднего профессионального образования перед высшим, большинство ответило: «Я раньше получаю возможность зарабатывать себе на жизнь». За два с половиной года в техникуме, колледже или училище ты получаешь профессию. А потом ведь никто не запрещает идти дальше учиться».

В общем, представители власти, хотя и признают, что есть сложности, в целом обрисовывают спокойную ситуацию. Предприятия региона вносят в нее свои коррективы. Говорят, что система образования готовит, как правило, не тех и не так качественно.

Авиаторам подрезают крылья

Сергей Полещук (авиазавод) рассказывает о ситуации с Иркутским авиационным техникумом. В начале своего доклада представитель ИАЗ напомнил, что для производства современного самолета МС-21 за 2015-2016 год завод создал 1500 новых рабочих мест. Одно из крупнейших предприятий региона по одному только НДФЛ ежегодно пополняет бюджет региона на 112 млн руб. А что в ответ? Финансирование кузницы рабочих кадров для авиазавода за последние 5 лет сократилось в два раза.

Отправлено несколько писем губернатору и в правительство области, однако вопрос о финансировании авиатехникума в соответствии с нормативами, рекомендованными Минобрнауки РФ, до сих пор не решен. «Техникум душат с того момента, как он перешел в региональное управление, — возмущен Сергей Полещук. — Ситуация дошла до точки. Техникуму выделили деньги на зарплату и коммуналку. Каким образом он может учить специалистов высокой квалификации без современного оборудования — не понятно. Для сравнения: колледжу педагогического образования, наоборот, добавили 25 млн рублей».

Удручающие цифры из доклада Сергея Полещука. Норматив финансирования: педколледж — порядка 160 млн руб., авиатехникум — около 55 млн. Выделено на 2016 год: педколлежд — больше 185 млн руб., авиатехникум — 49 млн с «хвостиком». В перерасчете на одного студента: педколледж — 79,5 тыс. руб., авиатехникум — порядка 53,2 тыс.

При этом затраты на создание материально-технической базы при подготовке специалистов в области машиностроения, наверное, куда выше, чем, например, у тех колледжей, что готовят парикмахеров. Машинку для стрижки, которую выдадут ученику, можно купить за 10 тыс. руб., а на лабораторный станок потребуется не меньше 5 млн. Как вообще рассчитывались эти нормативы, если по специальности «Технология машиностроения» затраты на одного ученика обозначены как 63 446 руб., а по специальности «Продавец» — 103 745? Вопросов к областному министерству образования у авиазавода много — по нормам, коэффициентам и реальным, катастрофически снижающимся объемам финансирования. Ответ «На все денег не хватает» вряд ли кого-то устроит. Получается, в условиях ограниченного бюджета парикмахеры (их, кстати, готовит даже Иркутский техникум машиностроения) важнее, чем кадры для авиазавода?

Сам себе и вуз, и техникум

Возможно, власти надеются, что крупные предприятия и корпорации в состоянии самостоятельно готовить кадры — учить, доучивать, переучивать. Авиазавод тоже так делает — вкладывается в подготовку специалистов для своего производства, еще и с коллегами из Бурятии кооперируется. Интересная стратегия чиновников прослеживается: вам нужны высококвалифицированные кадры, вот вы их и растите. По факту так выходит. Крупные работодатели выглядят куда более заинтересованными в квалификации своих сотрудников, чем представители ответственных за кадровую политику министерств.

Представители АНХК тоже признают: уровень подготовки выпускников сегодня не дотягивает до потребностей высокотехнологичных производств, материальная база техникумов пострадала еще в девяностые и до сих пор оставляет желать лучшего. Потому в компании реализуется собственная система подготовки и развития персонала, созданы все условия для привлечения лучших рабочих и специалистов. Задача решается через существующую в «Роснефти» систему непрерывного образования «Школа—вуз—предприятие». На базе ангарской школы №10 с углубленным изучением отдельных предметов функционируют два «Роснефть-класса». После окончания школы, успешного завершения обучения в профильных вузах выпускникам этих классов предоставляется возможность трудоустройства в АНХК. Компания тесно сотрудничает с ведущими вузами региона. Ежегодно предприятие принимает на производственную и преддипломную практику более 600 студентов, трудоустраивает более 70 выпускников. При этом идет серьезная работа и для того, чтобы «новички» успешно освоились на предприятии. В компании действует эффективная трехгодичная программа подготовки и развития молодых специалистов, направленная на их адаптацию, профессионально-техническую и управленческую подготовку, развитие лидерского потенциала. Ежегодно в рамках этой программы проводятся научно-технические конференции, конкурсы профмастерства.

В свою очередь представитель телекоммуникационной отрасли, коммерческий директор филиала МТС в Иркутской области Николай Никулин отмечает, что его подразделение с проблемой оттока кадров практически не сталкивается — сказывается международный уровень компании, известный бренд и очень привлекательные условия работы. «Однако внутреннее желание сотрудника уехать на ПМЖ в другой город — его личное дело. Такие люди есть, и в рамках компании они могут мигрировать. Ротация кадров в МТС очень распространена и поощряется, ведь новый человек в команде — это всегда свежие идеи, нестандартный взгляд на ситуацию в новом для сотрудника регионе. В целом в год в рамках ротации нас могут покинуть до 5-7 человек. И не всегда они уезжают в более крупные города — так, например, в октябре нас покинул начальник отдела фиксированного бизнеса, уехавший на повышение в Комсомольск-на-Амуре. Кстати, его должность в Иркутске занял наш же иркутский сотрудник — вообще более 80% вакансий в МТС «закрывается» внутренними кадрами, такая политика создает карьерные возможности для многих сотрудников. У нас в Иркутске также работают сотрудники из других регионов — из Владивостока, Хабаровска, Набережных челнов, соседней Бурятии. Чаще всего ротация из филиала в филиал касается руководящих должностей. Но для сотрудников это дополнительный стимул: хочешь переехать в более крупный город — расти профессионально, и перед тобой откроются новые возможности», — рассказывает Николай Никулин.

Власть: пора актуализировать приоритеты

Хорошо, конечно, когда у предприятий-гигантов есть возможность создавать собственные учебные центры. Но это вовсе не значит, что государству можно расслабиться, переложив ответственность со своих плеч на бизнес. Во-первых, система подготовки кадров требует колоссальных вложений. Если компании-лидеры еще как-то их изыскивают (хотя тоже могли бы вложить средства, например, в технологии и оборудование), то малому и среднему бизнесу как быть? Во-вторых, любой бизнес, крупный и мелкий, при содействии властей может добиться большего результата.

«Производственники» единодушны: нужна продуманная областная кадровая политика, с расстановкой приоритетов, учитывающая актуальную потребность в тех или иных специалистах. Как образец для подражания приводится Новосибирск, где региональное правительство создало специальный ресурсный центр — чтобы готовить кадры для машиностроения. Для центра закупили современное оборудование, на нем практикуются студенты нескольких образовательных учреждений.

«В Иркутской области ведется много разговоров о промышленных кластерах и новой индустриализации, однако осознанных шагов для обеспечения кадрами всей этой задуманной революции не делается», — подвел неутешительный итог Сергей Полещук.

Представители региональной власти не отрицают: ресурсные центры нужны, материально-техническая база учебных заведений требует обновления, программы подготовки специалистов неплохо бы скорректировать и открыть новые специальности. Но все, как всегда, упирается в деньги. Чтобы эффективно распределять скудные бюджеты, надо бы видеть перспективу: во что вкладываться? Какие специалисты будут точно нужны? Какие отрасли «раскрутят» экономику региона?

Пока работодатели, вузы, техникумы и министерства Приангарья не могут понять друг друга и вместе составить пазл. А гости из соседней Бурятии рассказывают, что договариваться — это не из разряда сверхъестественного.

«Проблемы у нас в республике те же, — говорит Анатолий Баракин (Улан-Удэнский авиазавод). — И нам тоже сложно четко и надолго спрогнозировать потребность в кадрах. Она постоянно меняется. Но наше министерство образования идет нам навстречу. Надо авиационный техникум выделить? Выделили. Надо его оснастить современным оборудованием? Оснастили. Надо скорректировать программу обучения? Давайте! Если коротко, то, думаю, чтобы победить кадровую проблему, важно следующее: гибкость минобра, сокращение непрофильных профессий и профориентация».

А пока власть не предпринимает значительных усилий, решение кадрового вопроса так и будет лежать на плечах компаний-лидеров. И, что бы кто ни говорил о финансах, которые «поют романсы», но главным барьером на пути к светлому кадровому будущему в Приангарье остается отсутствие диалога между бизнесом и властью. Когда в товарищах согласия нет — решать задачи намного сложнее. А задачи общие.

Чтобы продолжить чтение номера, оформите подписку

Годовая подписка на газету за 490 руб.

- или -

Купить этот номер за 25 руб.

*Подпишитесь на газету и получай яркий, цветной оригинал газеты в формате PDF на свой электронный адрес

Полные версии доступны в Telegram канале @argumentiru

Ошибка в тексте? Пожалуйста, выделите ее и нажмите "Ctrl + Enter"



Обсудить наши публикации можно на страничках «АН» в Facebook и ВКонтакте

?>

//Новости Гнездо.ру

Загрузка...

//Новости ADWILE

//Новости партнеров


//Авторы АН

Все авторы >>

//Новости Гнездо.ру

Загрузка...

//Новости ADWILE

//Новости advert.mirtesen.ru

//Читайте также

//Новости СМИ2

//Новости Lentainform.com

ювелирная неделя моды

//Новости Redtram

//Мы в соцсетях

Загрузка...
//Наши партнеры