Иркутск

//НАШИ ПАРТНЕРЫ

//Новости

//Сад и огород

//Новости MarketGid

//новости 24СМИ

podpiska-pochta

//Поп-новости

//Новости news.net.finam.ru

//Культура

Жизнь за кулисами

№ 17(559) от 04.05.17 [«Аргументы Недели Иркутск», Ольга Брайт ]

Жизнь за кулисами

Планируя очередную встречу в рамках проекта «Экспертный совет», на этот раз с представителями Иркутского музыкального театра, редакция «Аргументов недели» предположила, что дискуссия будет касаться в основном моментов, связанных с творчеством — выбор репертуара, экспериментальные идеи, приглашенные режиссеры, гастроли, критики, фестивали… Однако вектор обсуждения быстро сместился в иную плоскость. На самом деле сложно рисовать радужные перспективы развития, когда жесткая кадровая проблема упирается еще и в пресловутый квартирный вопрос.

О планах, возможностях и проблемах Иркутского музыкального театра им. Н.М. Загурского участникам «Экспертного совета» рассказали директор театра Татьяна Мезенцева, главный режиссер Анна Фекета и актер Евгений Алешин. Дискуссию за круглым столом также поддержали директор Иркутского театрального училища Светлана Домбровская и начальник отдела профессионального искусства и организационной работы Министерства культуры и архивов Иркутской области Наталия Плинт. Руководил беседой ведущий «Экспертного совета» журналист Игорь Альтер.

Родной, любимый, разный

Стартовала дискуссия на вполне позитивной ноте. Говорили о нише иркутского музтеатра и его большой роли в жизни города и региона. Хвалили коллектив, постановки и зрителей, которые из сезона в сезон демонстрируют высокую «явку» практически на всех спектаклях.

Представители театра поделились статистикой: оказывается, среднее число зрителей на спектакле в театре им. Загурского — 700 человек. При общей вместимости зала в 800 мест — это очень хороший показатель. Впрочем, представителя областного минкульта, кажется, ничуть не удивил тот факт, что зритель принимает репертуар «муза» и голосует за него рублем, покупая билеты. Наталия Плинт и сама была очень убедительна: «Я считаю, что музыкальный театр занимает значимое место в культурной жизни Иркутска и области. Это единственный музыкальный театр в регионе, и он достойно представляет нашу сибирскую театральную школу. Потому зритель спектаклями доволен, он получает позитивные эмоции. Это искусство со знаком плюс. Посмотрев ту или иную постановку, люди выходят из театра и видят свет в конце тоннеля, а не встречный поезд. В этом миссия театра».

Наталия Плинт вспомнила, как сама несколько раз ездила с труппой на гастроли и с удовольствием смотрела каждый спектакль: «В финале таких гастролей, на гала-концерте появляется чувство, будто бы ты видел выступления нескольких театров, настолько разножанровые вещи делает труппа. Такое чувство гордости появляется — за наших актеров, за весь коллектив».

Директор театра Татьяна Мезенцева тоже считает, что репертуар, сочетающий самые разные спектакли, от оперетт до балетов, — это сильная сторона коллектива, которым она руководит и который обожает. «Я люблю нашу труппу — и артистов, и балет, и хор, и оркестр, — не скрывая эмоций, сродни материнским, говорит Татьяна Никифоровна. — Нашему коллективу многие задачи по плечу. Есть у нас артисты, которые просто «разрывают зал», и спектакли, во время просмотра которых невозможно остаться равнодушным. Вспомните тот же «Русский фантом», рок-мюзикл по мотивам романа «Гиперболоид инженера Гарина». Я его просто обожаю. А еще я всегда мечтала поставить оперетту «Сильва», и я очень горжусь, что она появилась в репертуаре. Мне этот жанр очень нравится, да и зрители хорошо воспринимают оперетты. Думаю, их у нас могло бы быть и больше».

В то же время театру, по словам его руководителя, можно было бы попробовать поставить что-то новое, не совсем для него характерное — например, оперу. Это предложение поддерживает и новый главный режиссер театра Анна Фекета. «Мы обсуждаем такой вариант с коллективом, оцениваем свои возможности, — рассказала о планах театра Татьяна Мезенцева. — На самом деле идей у нас много. Возможно, в перспективе решим еще одну новую сцену открыть, и с именитыми режиссерами сделаем несколько постановок».

Впрочем, и у главного режиссера музтеатра тоже масса собственных идей и мечтаний. Анна Фекета приехала в Иркутск из Хабаровска полтора сезона назад. Признается, что пока, к сожалению, ей не удалось поставить здесь все то, что хотелось бы — мюзикл «Снегурочка», оперетту «Летучая мышь», оперу «Свадьба Фигаро», мюзикл «Ревизор«… «Я много ярких и интересных названий могу предложить Иркутску, — говорит Анна Фекета. — Мне кажется, в репертуаре театра должна быть такая классика. Репертуар должен быть разноплановым, чтобы были оперетты, мюзиклы, балеты, экспериментальные спектакли и оперы. Подобные спектакли нужны и труппе, и зрителю. Зрителя надо на них воспитывать, растить. Даже если первое время постановка не будет сопровождаться ошеломляющим коммерческим успехом. Мое мнение такое. Но, безусловно, кроме моих желаний как режиссера, при формировании репертуара учитываются еще и объективные условия, обстоятельства, которые театр не может игнорировать».

Так, например, труппе был нужен маленький, камерный спектакль. С таким проще выехать куда-нибудь за пределы области, появился спектакль «Дамский портной». Также нужно было что-то оригинальное, свежее, фестивальное. Появилась постановка «Анна и адмирал», совсем не похожая на все, что ставили до этого. Анна Фекета называет этот спектакль «музыкально-пластическим». Считает, что в нем удалось удивительным образом синтезировать музыку, пластику, слово и свет. А в основе либретто — любовные письма Колчака и Тимиревой. В постановке использованы кадры кинохроники, где можно увидеть самого адмирала. Осенью прошлого года театр показал «Анну и адмирала» московскому зрителю и критикам — в программе фестиваля «Видеть музыку». И экспериментальная работа иркутского коллектива получила в столице высокую оценку. А еще этот спектакль был отобран из 70-ти заявок разных городов России на фестиваль в Турцию.

Еще одна новинка иркутского музтеатра — «легкий» веселый спектакль «Дамский портной». «Сказать, что это классический материал, я не могу, — признается Анна Фекета. — Но и дешевой пустышкой его не назовешь. Комедия «Дамский портной» рассчитана на тех, кто пришел отдохнуть и посмеяться. Такие вещи тоже нужны в репертуаре. Согласна, что он должен быть разноплановым. Я вижу, что и хорошие голоса, и сильные артисты в театре есть. Я считаю, что у нас очень разноплановые актеры, которые способны выполнять сложные задачи, которые ставит перед ними режиссер. Мне очень нравится работать с нашим коллективом. Хотя, конечно, усилить труппу было бы неплохо, и мы сегодня серьезно работаем над решением кадрового вопроса».

Репертуарные планы и реальные возможности

Директор согласна: ситуация с кадрами на протяжении многих лет остается сложной. Предыдущий руководитель Иркутского музтеатра Владимир Шагин тоже часто сетовал, что актеров для его труппы в регионе готовит только театральное училище. Поставить оперу или балет у нас не так-то просто. «Далеко не все наши солисты балета имеют профессиональное хореографическое образование, да и для оперы, конечно, нужен академический, консерваторский вокал. С этим тоже большая проблема», — вкратце обрисовывала положение Татьяна Мезенцева.

Сложившаяся ситуация удручает и актера Евгения Алешина. Сам он родом из Волгограда, там окончил вокальное отделение училища искусств, а затем — институт искусств, факультет «Оперное пение». Солировал в местной опере, а в 2005 году переехал в Иркутск. Говорит, что театр Загурского всегда славился своими богатейшими традициями, высоким уровнем актерской и режиссерской работы. Неслучайно же международная академия культуры и искусства присвоила театру статус «Национальное достояние России-2010».

«Наш театр нуждается в профессиональных кадрах, — рассказывает его солист. — Мы «цепляемся» практически за каждого потенциального актера, готовы «подтаскивать» и «дотягивать», лишь бы человек пришел работать в труппу. Выбирать особо не приходится, не стоят выпускники в очередь. А театру, во-первых, очень нужны солисты с хорошей хореографической базой (я сам из «плохо танцующих», что скрывать). Ближайшее профильное училище — в Улан-Удэ, но оттуда немногие к нам едут. К тому же среди выпускников училища подавляющее большинство — представители бурятского народа и культуры. Они востребованы и очень гармонично смотрятся на сцене Бурятского театра оперы и балета, а у нас им тяжело «вписаться». Потому сегодня, если мы ставим, скажем, балет, приходится «выкручиваться», опираясь на возможности труппы. Не спорю, многие наши действующие актеры работают над собой, развиваются как танцоры, и я их за это уважаю. Но «база» — это когда тебе с детства «выворачивают суставы». Совсем другой уровень. Еще одна больная тема — вокалисты. Говорят, у нас мало кто с оперой справится. Значит, нужно искать таланты и помогать им реализоваться, расти в профессиональном плане. Мы как-то в рамках одного культурного проекта ездили на север области, общались с работниками и творческими коллективами в клубах. И, знаете, как оказалось, в Приангарье есть поющая молодежь. Довольно много. Потому нельзя сказать, что у нас нет материала. Но то, что нужно с ним работать и искать, — это правда».

Однако в контексте разговора о дефиците поющих и танцующих артистов Анна Фекета напомнила: «Театру нужен не просто человек с голосом. Нужен артист. В моей практике было много таких ситуаций, когда обладатель великолепного голоса — как артист полный «ноль». Я ему задачу — а он меня не понимает».

Директор Иркутского театрального училища Светлана Домбровская поддержала: «Харизма актерская обязательно должна быть. Без нее голос — это филармония». А Наталия Плинт возразила, процитировав Ирину Архипову о том, что не так страшно не попасть в ноту, как не попасть в душу.

Конечно, в идеале зритель ждет высокого профессионализма «по всем фронтам». Артист должен и петь, и танцевать, и актерским талантом покорять. Но где взять такие универсальные, многогранные кадры?

«Актер музыкального театра — профессия более дефицитная, чем драматический актер, — уверена Светлана Домбровская. — Для «драмы» театральное училище готовит много артистов, а вот музыкальный курс набирается раз в четыре года».
Директор Иркутского театрального училища Светлана Домбровская.

Тем не менее Иркутское театральное училище — на сегодняшний день основной поставщик кадров для театра Загурского. И в прошлом году совместно с училищем Анна Фекета набрала целевой курс — 37 человек готовят конкретно как актеров музыкального (!) театра. Эти ребята уже сейчас привыкают к своему будущему месту работы, посещают все спектакли и репетиции, привыкают к стилистике режиссера и, что очень важно, перенимают опыт у ведущих артистов.

Решение растить актеров своими силами выглядит вполне логичным, особенно если учесть, что заманивать «в глубинку» уже готовых выпускников учебных заведений, расположенных в других регионах, судя по всему, не вариант.

Молодые таланты: найти, выучить и удержать

«Я в прошлом году ездила в Нижний Новгород, смотрела выпускников-артистов музыкального театра, заходила в училище и разговаривала со всеми курсами и мастерами хореографического отделения, — рассказывает Анна Фекета. — Расписывала, какой у нас замечательный и уникальный театр. Говорила, что можно попробовать себя в разных жанрах, что мы и на классику готовы замахнуться, и экспериментов не боимся. Словом, «зазывала» молодых артистов, как могла. Но ехать в Сибирь на невысокую зарплату желающих не нашлось. Кроме того, вопрос с жильем людей волнует, а мы пока не можем по объективным причинам всех поддержать. В общем, перспектива даже для начинающего актера выглядит не очень-то заманчивой. Сейчас уже не советское время, когда все люди могли легко поехать куда-нибудь работать по распределению».

Сегодня молодежь действительно грезит столицей или Санкт-Петербургом. Хотя, если честно, выйти там на сцену один раз месяца за три — большая удача для молодого артиста. Казалось бы, зачем быть никем в Москве, когда можно получать хорошие роли в Иркутске, нарабатывать опыт и делать себе имя? Но многие перспективные ребята охотнее выберут работу аниматором в большом городе, чем решатся на переезд «в провинцию». «Ну и что, что никогда не дадут партию Гамлета или Онегина, зато буду гулять по столичным улицам и чувствовать, что Европа рядом» — логика примерно такая, и победить ее почти нереально.

«На самом деле это беда многих театров в регионах, не только в Иркутской области, — констатирует Анна Фекета. — Я работала на Дальнем Востоке. Там все примерно то же самое. Мы привезли в Хабаровск четырех выпускников из Новосибирска. В итоге по сей день работает полтора: два уехали сразу, еще один артист «на чемоданах», и только одна вышла замуж и потому осталась. И это несмотря на то, что в Хабаровском театре относительно высокие зарплаты и служебные квартиры предоставляются».

Директор театрального училища Светлана Домбровская тоже считает, что пополнять труппу театра молодыми талантами нужно в первую очередь за счет местных ребят, которых в регионе держат как минимум дом, семья и друзья: «Нужно смотреть в ближнем кругу. Как я понимаю, остро нужны танцующие артисты-мужчины. Так вот у нас в городе есть хореографы, которые работают конкретно с мальчиками. Например, Владимир Чернегов. Думаю, можно общими усилиями попробовать решить кадровую проблему театра. Нужно проводить системные кастинги. Смотреть детей (потенциальных артистов) у «целевых людей». Если мы найдем хотя бы 15-16 человек и заинтересуем их на этапе выбора профессии, то тогда теоретически можно говорить о целевом наборе в том же Бурятском хореографическом колледже: отправить туда ребят из Иркутской области, а потом они вернутся к нам работать. Но при таком варианте, повторюсь, очень важно предварительно, целенаправленно и основательно работать на набор, отсматривать участников самых разных танцевальных коллективов, и не только в Иркутске, но и по области. Нужно связаться с руководителями хореографических студий и откровенно сказать: «В Иркутске трагедия с молодыми танцорами. Нужна ваша помощь».

Светлана Домбровская рассказала, что опыт такого поиска талантов у театра и училища уже есть. Так действовали в прошлом году, набирая целевой курс актеров для музтеатра. Прослушивали детей по всему региону — ездили и в Братск, и в Усть-Орду. В итоге собрали с области вокальные «сливки»: «Процентов семьдесят ребят не иркутяне. Очень сильный курс! Не вспомню даже, когда такой был. Обычно у нас на потоке поющих процентов 40%, а 60% — это просто имеющие слух (оставалось только надеяться, вдруг он разовьется). А в этот раз подавляющее большинство на курсе — обладатели хороших вокальных данных, причем и парни, и девочки. Интересные ребята. Надеюсь, через 4 года они вольются в труппу музыкального театра, принесут туда «молодую кровь», энергию и идеи».

Труппу Иркутского музыкального театра действительно стоит омолодить как минимум за счет выпускников театрального и хореографического колледжа. С таким тезисом согласились все участники экспертного совета. В то же время коллективу нужны две-три «суперзвезды». С этим тоже сложно поспорить.

Конкуренция за «суперзвезду»

По мнению Светланы Домбровской, «никакой колледж вокалистов-суперзвезд — с конкретным голосом, с конкретным диапазоном — не подготовит». Это уровень консерватории. Чтобы достойно петь Кармен, необходима высокая вокальная школа. «Театральное училище все-таки дает актерскую базу, — объясняет его руководитель. — Если затем отправиться в консерваторию — это идеальный сценарий развития артиста. Сейчас один наш удивительный вокалист Филипп Соловьев (такой голосище!) учится в новгородской консерватории. Без всякой протекции его взяли на бюджетное место, хотя конкурс огромный. Потому что парень с большим потенциалом. И он, по-моему, не против вернуться в Иркутскую область. Конечно, такой редкий талант нужно, что называется, «пасти», звать в труппу. Шанс есть, ведь он местный, ему есть, к кому сюда возвращаться».

«Но чем мы можем привлечь артиста, которого наверняка зовут во многие театры страны?» — задается вопросом директор музтеатра Татьяна Мезенцева и вспоминает советские времена, когда коллектив пополнили такие солисты, как Вячеслав Варлашов, Виктор Лесовой, Елена Бондаренко. Люди с высшим профессиональным образованием ехали в регионы. Им предоставлялись квартиры, профессию актера ценили куда больше, и это выражалось в том числе в достойных зарплатах.

Сегодня актеру приходится существовать и кормить семью, получая, в зависимости от опыта и звания, от 18 до 50 тысяч рублей, в среднем — не больше 30 тысяч. «С такой зарплатой квартиру не купишь, даже в ипотеку, — констатирует безрадостный факт Евгений Алешин. — Банк не видит в тебе надежного заемщика. Так оно и есть. Не получится на эти деньги жить и выплачивать большой кредит. Печальная вырисовывается перспектива. При Советском Союзе, даже живя в общежитии, ты мог представить себе какое-то нормальное будущее. А сегодня у человека культуры оно не завидное. Государство уже не готово взять на себя тот же жилищный вопрос».

Директор театра как никто понимает: артистам нужно как-то устраиваться, заводить семью, детей. И театр по мере своих возможностей помогает артистам с жильем. «Есть несколько служебных квартир, но их недостаточно. Приходится снимать для солистов. На эти нужды в год тратится 6 миллионов рублей. Месячный фонд оплаты труда», — рассказывает Татьяна Мезенцева о наболевшем.

Два года назад, казалось, появился отличный вариант решения злополучного квартирного вопроса. От автомойки «Элис» поступило предложение выкупить гаражи, принадлежащие музыкальному театру. До этого компания их арендовала.

«Мы написали письмо губернатору (тогда это был еще Сергей Ерощенко), сообщили, что не возражаем, но просим средства, вырученные от продажи гаражей (32 млн рублей) направить на приобретение служебных квартир, — объясняет Татьяна Мезенцева. — В 2015 году сделка была оформлена, деньги поступили в бюджет в полном объеме. Но губернатор в регионе в очередной раз поменялся, и нам пришлось снова объяснять, уже новой власти, какая договоренность раньше существовала, а также кому и почему остро необходимо служебное жилье. В декабре прошлого года Сергей Левченко пообещал помочь с квартирами для трех ведущих артистов театра. Теперь совместно с областным министерством культуры мы надеемся, что после сентябрьской сессии Заксобрания что-то сдвинется с мертвой точки и наш вопрос решится, хотя бы частично. Но в перспективе хотелось бы, чтобы средства вернулись в полном объеме и были направлены на покупку квартир. Ведь продажа имущества театра была целевой. Иначе мы могли бы и дальше сдавать гаражи в аренду и на эти деньги снимать жилье для нуждающихся сотрудников».

В свою очередь Светлана Домбровская, понимая, что ничто не держит человека так, как жилье, выступила с еще одним предложением: принять на уровне региона закон, позволяющий артистам получать ипотеку под льготный процент или вовсе давать беспроцентный займ на жилье (ставку субсидировала бы область). Такие примеры в стране есть. «Неужели нашему региону такая поддержка не по силам? Не так много у нас актеров», — уверена Светлана Ивановна. Но как на все это посмотрят депутаты?

По словам Натальи Плинт, областное правительство радо по предложенной схеме поддержать культурную сферу, но очевидно, что в его адрес посыплется масса вопросов: почему именно актерам такие преференции? А другим разве не нужно? Но бюджета на всех не хватит. «Вы представляете, с чем приходится сталкиваться, отстаивая подобные инициативы», — с досадой заявила представитель минкульта.

«Я не представляю? Да я очень хорошо знаю, о чем вы говорите! — парирует Светлана Домбровская. — Я более 20 лет была начальником городского управления культуры. Но я также точно знаю, что если вовсе не пытаться, то ничего и не получится».

Но, справедливости ради, стоит сказать, что областной минкульт от проблем музыкального театра не отворачивается. На документе о новых служебных квартирах для артистов стоит резолюция министра Ольги Стасюлевич. «Мы поддерживаем, как можем, — комментирует Наталья Плинт. — Скажу вам, что знаем сложности, с которыми сталкивается театр, и искреннее стараемся помочь в их преодолении. Но наши возможности сильно ограничены. Не все мы можем. И речь на самом деле не только о квартирах. Ситуация с гастролями в последнее время тоже напряженная. Раньше региональные театры ежегодно ездили по стране. Сейчас все изменилось. Есть специальная государственная программа «Большие гастроли», когда выделяются средства из федерального и регионального бюджетов на гастроли столичных театров в провинциальные города страны».

Оно, конечно, понятно: москвичи якобы нас, «темную периферию» просвещать ездят, к хорошему приучают. Но они в лучшем случае два-три спектакля в год иркутянам покажут, а основную культурную повестку формируют все-таки местные труппы. Именно они дают для иркутян по три сотни спектаклей ежегодно и вносят основной вклад в театральную жизнь города и области. Нам, зрителям, тоже хотелось бы видеть, как местное искусство развивается, а не чахнет.

«Служебные квартиры, конечно, помогут привлечь кадры, — резюмировала Светлана Домбровская. — Но это оперативное решение, поддержка в контексте сегодняшнего дня. Но если думать на дальнюю перспективу, то столице Восточной Сибири все-таки нужна консерватория, институт культуры. Без этого мы никогда не создадим в Иркутске истинно культурное пространство».

Чтобы продолжить чтение номера, оформите подписку

Годовая подписка на газету за 490 руб.

- или -

Купить этот номер за 25 руб.

*Подпишитесь на газету и получай яркий, цветной оригинал газеты в формате PDF на свой электронный адрес

Ошибка в тексте? Пожалуйста, выделите ее и нажмите "Ctrl + Enter"



Обсудить наши публикации можно на страничках «АН» в Facebook и ВКонтакте

?>

//Новости Гнездо.ру

Загрузка...

//Новости ADWILE

//Новости партнеров


//Авторы АН

Все авторы >>

//Новости Гнездо.ру

Загрузка...

//Новости ADWILE

//Новости advert.mirtesen.ru

//Читайте также

//Новости СМИ2

//Новости Lentainform.com

ювелирная неделя моды

//Новости Redtram

//Мы в соцсетях

//Наши партнеры