//НАШИ ПАРТНЕРЫ

kaligula

//50 Плюс

//новости mixadvert.com

//Новости MarketGid

//новости 24СМИ

//Новости news.net.finam.ru

//Поп-новости

//Национальный Акцент

//Культура

Основное место работы - театр

№ 40 (481) от 22 октября 2015 [«Аргументы Недели », Александр МАЛЮГИН ]

Основное место работы - театр
Фото А. Николаев /Интерпресс/ ТАСС

Эмилия СПИВАК родилась в семье известного театрального режиссёра Семёна Яковлевича Спивака. Он сейчас возглавляет Молодёжный театр на Фонтанке, где служит и Эмилия. Она «проснулась знаменитой» после того, как в 2001 году снялась в сериале «Тайны следствия». Ещё одной заметной работой стала роль Эсфирь Литвиновой в «Статском советнике». Зрители любят и другие роли актрисы в таких фильмах и сериалах, как «Гончие», «Правило лабиринта», «Медвежий угол», «Жена офицера», «Морские дьяволы» и др.

- Эмилия, по ТВ прошёл новый сезон сериала «Тайны следствия». Вас так там не хватает!

– «Тайны следствия» – большой восьмилетний опыт жизни, но он уже позади. Моя основная работа сейчас – театр. В кино мало ролей, и, главное, мало интересных предложений. Мы ведь все знаем примеры кино высочайшего класса, божественного. Другой разговор, что сейчас в кино кризис идей, главенствующую роль занимают деньги… А вообще есть такая странная закономерность: чтобы много сниматься в Петербурге, надо ездить в Москву и светиться там. Потом тебя начинают приглашать в Питере, и это считается на порядок круче.

– Когда вас позвали в Москву сниматься в «Статском советнике», отец не возражал? Восходящую звезду увозили не только из Питера, но и из его Молодёжного театра...

– Папа как раз и настоял, чтобы я поехала в Москву. Я же сама находилась в растерянности. Очень страшно было. Но папа сказал, что мне нужно ехать, самой пробиваться. Он человек очень требовательный и никогда не давал мне поблажек – ни на сцене, ни в жизни.

– На тех съёмках, кстати говоря, вас заметил Олег Павлович Табаков, пригласил в МХТ, верно?

– Да, мне повезло сыграть сцену с Олегом Павловичем – по сюжету я должна была поплакаться у него на груди. После чего Табаков неожиданно пригласил меня попробовать силы в своём Московском художественном театре имени Чехова. Предложил главную роль в «Пышке» по Мопассану.

– Ещё на съёмках «Статского советника» вам пришлось крутить любовь с самим Олегом Меньшиковым. Не влюбились в него по-настоящему?

– Нет. Хотя моя героиня Эсфирь и проповедует свободную любовь, в жизни я всё-таки за верность. А тогда у меня был роман с другим молодым человеком. А если я кого-то люблю, на других даже не смотрю. Хотя какая-то внутренняя свобода должна оставаться. Горький опыт имеется. Когда «зажимаешь» любимого человека, всё больше и больше контролируешь, – и сама мучаешься, и его мучаешь. А в итоге всё разрушается.

– Эмилия, сейчас ваши роли в Молодёжном театре на Фонтанке вызывают огромный интерес публики и отмечены премиями…

– Обычно мои движения в театре поступательные. Жду новой роли два-три года. За 13 лет работы накопилось пять главных ролей. Самая первая – Дездемона в спектакле «Отелло», 12 лет назад. Потом была Лора в «Стеклянном зверинце», у нас спектакль называется «Синие розы». Затем работа в спектакле Владимира Туманова «Поздняя любовь», где я играю Людмилу. Наконец, мы встретились с отцом в спектакле по Брехту «Последнее китайское предупреждение». И последняя премьера – «Наш городок».

– Кстати, как в одном коллективе уживаются отец и дочка?

– Это лучше у других спрашивать. Я очень ранимый и очень чувствительный человек. Вы знаете, меня данная тема – как мы уживаемся – в своё время сильно занимала. Больше уже не занимает. Я, наверное, при всей своей ранимости кажусь человеком защищённым, по крайней мере внешне. Но я защищаюсь с трудом. Обороняться от бурных потоков жизни тоже очень опасно. Обрастая толстым слоем кожи, ты защищаешься и от всего положительного.

– Ваши родители коренные петербуржцы?

– Папа по духу, конечно, петербуржец, хотя родился в Черновцах, городе очень красивом, южном. В папе силён темперамент, яркость, он очень заводной человек. Одновременно у него, как и у меня, непреодолимая меланхолия – некая петербургская грусть. У петербуржцев всегда щемит сердце. С одной стороны, мы окружены блестящей красотой, с другой – всё время под каким-то тяжеловесным серым небом. А мама у нас петербурженка, и по натуре она оптимистичный человек. В общем, мы с папой более петербуржцы, чем она… Я бы очень хотела, чтобы в Питере сохранилась та красота, которая нас окружает. Хотелось бы, чтобы вообще в нашей стране более бережно относились к тому, чем мы обладаем. Нам стоит брать пример с Италии: если есть там, на углу, что-то примечательное, так всем миром этот угол берегут. Очень хотелось бы, чтобы через сто лет наш город был чище, может быть, чуть зеленее, а главное, чтобы к нему относились с большей любовью.

– Что, кроме питерской архитектуры, вас ещё вдохновляет?

– Природа, море, тишина. Какие-то чужие работы, которые видишь в театре и в кино. Когда видишь чью-то вдохновенную работу, и потом идёшь в свой театр, высокий уровень живёт в твоём сознании, помогает тебе лучше работать. Ты запрещаешь себе лениться.

Ошибка в тексте? Пожалуйста, выделите ее и нажмите "Ctrl + Enter"



Скачать весь номер «АН» бесплатно

Обсудить наши публикации можно на страничках «АН» в Facebook и ВКонтакте


//Новости ADWILE

//новости MIXADVERT.com

//Новости партнеров


//Авторы АН

Все авторы >>

//Музподарок от Юры Валова

//Новости

//Новости ADWILE

//Новости advert.mirtesen.ru

//Наши фотогалереи

//Читайте также

//D-agency.net

//Новости СМИ2

//Новости Lentainform.com

//Наши партнеры