//Новости партнеров

//НАШИ ПАРТНЕРЫ

наши партнеры

//Новости marketgid

//новости 24СМИ

//Поп-новости

//Новости news.net.finam.ru

//Сад и огород

//самое читаемое

//Культура 13+

Халтура внутри «Садового кольца»?

№ 26(619) от 05.07.18 [«Аргументы Недели », Татьяна Москвина ]

Халтура внутри «Садового кольца»?
Кадр из сериала «Садовое кольцо»

Первый канал показал сериал «Садовое кольцо». Редактор отдела культуры «Аргументов недели» Татьяна Москвина написала о нём статью, как делает всегда после выхода чего-то нового. И что любопытно: на статью откликнулись практически все, кто имел отношение к появлению этого фильма. Дискуссия развернулась на страницах Facebook. Приводим её целиком с небольшой редактурой орфографии. Кто хочет ознакомиться с оригиналом, сделает это легко и просто. Разумеется, дадим возможность ответить и самой Татьяне Москвиной.

Началось с того, что режиссёр фильма Алексей Смирнов, брат сценаристки фильма Авдотьи Смирновой, выступил в Facebook в защиту сестры после рецензии Т. Москвиной. Его поддержали представители интеллигенции – Арина Бородина, Алла Боссарт, Юлия Снигирь, Максим Виторган и другие. Как водится в интеллигентных кругах, не обошлось без обсуждения внешности – дочка режиссёра Соловьёва и актрисы Друбич отыскала не самую удачную фотографию нашего автора. Высказала своё мнение и знаменитая Божена Рынска. Впрочем, судите сами.

Alex Smirnoff:

Татьяна Москвина. «Аргументы недели».

После вашей статьи (http://argumenti.ru/culture/2018/06/577022?typelink=openlink) считаю своим долгом написать вам несколько слов. Не буду касаться того, что вы написали о картине, это ваше право и ваше дело. Однако не могу промолчать после ваших слов о моей сестре Авдотье Смирновой. Речь не о соблюдении профессиональной этики, речь – об обыкновенной человеческой морали.

Вы называете фонд «Выход», которым занимается Авдотья, «тоскливой перспективой жены олигарха». Ваша ненависть к Авдотье мне непонятна, хотя, впрочем, на ненависть вы тоже имеете право. Но вы должны понимать, что ваша попытка унизить деятельность «Выхода», назвать всех тех людей, которые отдают свою жизнь работе в фонде, всех тех, кому фонд оказал посильную помощь, «тоскливым хобби олигархессы» – будет иметь последствия.

Вы подписали себе приговор – теперь ни один уважающий себя человек не подаст вам руки. Вы совершили подлость. Низость. Теперь вам не отмыться. И вот вам наказание – взгляните на тех, в чьи лица вы попытались плюнуть. Взгляните – и живите с этим: https://www.facebook.com/outfund/videos/1710858395655679

Выражаю вам своё глубокое презрение.

P.S. Просьба к сочувствующим – расшарьте пост, пожалуйста. Татьяны в ФБ я не нашёл, но очень хочется, чтобы письмо дошло.

 

Геннадий Смирнов:

Лёх, она несчастная женщина. Её жаль...

 

Alex Smirnoff:

Ген, мне не жаль. Не в случае, когда это касается фонда. Репостни, будь другом.

 

טימופיי מירקין:

Я остановил чтение статьи на предложении: «Ну вы попробуйте порвать новые трусы». Милая женщина, не заставляйте меня хвастаться.

 

Elena Polyakova Faria:

Очень злая… Дочитать её «статью» не смогла... противно. Фильм смотрю и радуюсь!!! Наконец на нашем ТВ праздник – настоящее кино!!! Редчайший случай в последние годы...

 

Анна Светловская:

Возможно, это зависть. Хочется быть женой олигарха. Эх, если бы каждая олигархесса по такому фонду запустила, было б даааа...

Наталия Дмитриевская:

Зависть к таланту и масштабу личности неисцелима. Но Москвиной всё же пора полечиться.

 

Katya Akh:

А я вот только в очередной раз убедилась в гениальности и высоком профессионализме семейства Смирновых. Давайте вот такие тейпы (как говорит эта Москвина) будут снимать кино и делать шедевры. Я только «за».

 

Nataliya Moskalonova:

Она, помню, про «Груз 200» такое писала, что лучше не вспоминать. Но это же газета. Правда чистой воды.

 

Арина Бородина:

Ну есть такое ощущение. Она за гранью просто адекватности пишет. И просто оскорбительно.

 

Nataliya Moskalonova:

Зачем они её печатают, я вот никак не пойму.

 

Арина Бородина:

По фигу. Трафик.

 

Маша Сперанская:

Бедное наше телевидение. Сплошное кумовство и убогие фильмы и сериалы. Татьяна-то права.

 

Алиса Миелофоновна:

Да, почему-то главная тема статьи – кумовство – всеми участниками дискуссии игнорируется.

 

Маша Сперанская:

А тут нет дискуссии. Тут все единодушны. В этом закрытом парткоме несогласных быть не может, как я понимаю.

 

Алиса Миелофоновна:

Очень молодой режиссёр снимает сериал на главном канале... С чего вдруг? Кажется, не так давно сына Патрушева тоже на высокую должность назначили? И Кристина Орбакайте поёт…

 

Маша Сперанская:

Скоро Кристинины дети запоют. Такими же чудесными голосами.

 

Natasha Vasilieva:

З-зависть! Огромное спасибо всем вам за дикий кайф смотреть «Садовое кольцо»! И подарок просто актёрский состав и то, как они все раскрываются в сериале! Столько граней, тонко подмеченных черт, короче – кайф-кайф! У меня вот, у простой русской бабы, не хватит пороха такие глобальные вопросы решать, как в фонде «Выход», я просто ноги протяну и эмоционально обесточусь. И поэтому нет никаких оценочных суждений, есть благодарность.

 

Наташа Исакова:

Блин, есть несколько очень смешных мест, типа куннилингус, который возбуждает в авторе мысли о социальной ответственности. Очень милый образ надоедливого дятла, долбящего по пианино (саунд, кстати, клёвый в сериале, я забыла отметить). Ещё порадовала реально смешная фраза: «Пьют, курят и морально разлагаются они без тени юмора» – я тут подумала было, что тень юмора будет в самой рецензии, но увы. Но это всё мелочи. Удивляет вот это: «А жёны олигархов, бывает, что употребляют искусство внутрь, но ещё не было случая, чтобы они испускали его наружу». Хочется заметить, что испускают обычно дух и газы, но дело не в этом. То есть типа критик М. не в курсе, что А.С. снимает кино после перемены статуса? Или это, с её точки зрения, не искусство? В общем, клёвая рецензия, в моём хит-параде делит место со статьёй в «МК» о русских «шлюхах», дающих всем на чемпионате. Алексей, забейте. Тётенька не в себе.

 

Анна Друбич:

Что можно ожидать от человека с таким лицом?)))

Алиса Миелофоновна:

Анна Друбич, ссылаясь на внешность, вы написали гадость бОльшую, чем Москвина. Ниже некуда. Мда....

 

Алла Боссарт:

Анна, вы хороший композитор, но про лицо – запрещённый приём. Я бы удалила.

 

Anna Alekseeva:

Пройтись по внешности другого человека – это вы зря. Других аргументов не нашлось? Безо-
тносительно к тому, на чьей стороне правда в данной дискуссии.

 

Наталия Токарева:

Снизили уровень критики безобразной статьи Москвиной этой репликой, к большому сожалению! Огорчили этим. Музыка в титрах очень в стиле фильма, спасибо…

 

Irina Novichkova:

Прекрасно, что вы встали на защиту сестры, но, к сожалению, таких нападок ей не избежать и в будущем. Авдотья Андреевна – красивая, умная, талантливая женщина из прекрасной творческой семьи, у неё прекрасный сын и замечательный состоятельный муж, у неё благотворительный фонд, ну как не позавидовать?

 

Юлия Снигирь:

Может, слишком много внимания крысе? Её давно не слышат, мне кажется.

 

Максим Виторган:

Лёша, вот Юля права. Все эти наши возмущения только раздувают их. Её читают три с половиной калеки, которые и так не являются твоей целевой аудиторией. Сплюнешь под ноги при встрече, и будет с неё. Больно много чести.

Alex Smirnoff:

Максим Виторган да пусть несёт что хочет про кино и про нас. Про фонд – это уже за гранью. Полина Бердникова Вини не снисходят до крыс. Они выше этого.

 

Alex Smirnoff:

Вы же не о Пухе сейчас, правда? Потому что если да – я немедленно поступаю в ваши ученики и не принимаю возражений.

 

Алиса Миелофоновна:

Крысе? Какое поистине человеческое пренебрежение к крысам! Поди ж ты!

 

Светлана Криворота:

Мда... сначала фото выложили, потом крысой обозвали... Молодцы. Продолжайте в том же духе, богема, тему бедных сироток (или чем там фонд занимается) это классно оттеняет. Но то, что сериал ваш – это то, что на земле после оттепели лежит, это факт!

 

Алиса Миелофоновна:

Прочитала комментарии. Все единодушны, как в партии «Единая Россия». Некоторые особо этичные и моральные написали о Москвиной «злая и неумная», «дура» и т.д. Анна Друбич в низости переплюнула всех, выставив фото Москвиной: «Что ещё может написать человек с такой внешностью». И да!!! Мы верим, что «тейповые» дети прошли жёсткий кастинг и получили работу, потому что лучшие. И кумовство здесь ни при чём, поэтому все, и в первую очередь режиссёр, переводят тему на фонд. Шарман.

 

Литвачук Серхио:

Полная поддержка Алисе и её позиции. Прежде чем зло глумиться над внешностью любого человека, тем паче дамы, жестоко её оскорблять, – не лучше ли, не первоочерёднее ли, не праведнее ли было бы заглянуть в свою бессмертную душу, многоуважаемые г-жи Друбич, Снигирь и другие?

 

Алиса Миелофоновна:

Светла душа их и прозрачна... на голубом глазу.

 

Эдуард Галкин:

Мне вот что странно. Москвина ведь не с улицы. Кино – это её тема. Как можно забыть, что кино – это всего лишь кино, игра. Оно не угрожает здоровью твоего ребёнка, не угрожает твоей жизни и безопасности. Зачем вообще переходить на личности и тем более анализировать семьи авторов за рамками экрана. У неё сбился прицел? Или можно так близко воспринять выдуманную историю и спроецировать на себя сюжет фильма?..

Просто брякнуть гадость и глупость. Странно.

 

Anna Alekseeva:

У вас с Москвиной какие-то личные счёты, наверное, ибо стороннему человеку, который просто зашёл почитать рецензию на кино, надо сильно постараться, чтобы в статье найти ту самую цитату. Я только с третьего раза поняла, о чём идёт речь. Сериал пока не смотрела, а за фонд вашей сестре большое человеческое спасибо. Они реально помогают. Если у Москвиной была цель в такой витиеватой форме оскорбить вас, мне её жаль. Таким людям Бог судья.

 

Божена Рынска:

Сериал, с моей точки зрения, спорный. Мне диалоги показались искусственными, люди так не разговаривают, даже внутри Садового кольца, где и я живу. Москвина – человек, безусловно, злой и даже подлый. Но никакого наезда на фонд в рецензии нет. Попытки обвинить Москвину в наезде на фонд Смирновой – это передёргивание, шулерство. Так блатные начинают блажить: «Ты мать мою обидел! Мать! Сукапорвузамать! Ты мне должен теперь!» Москвина довольно разумно разобрала сериал. Он довольно захватывающий, но при этом искусственный, натянутый. У режиссёра, скорее всего, блестящее сериальное будущее, так как внимание зрителя держится прекрасно. Однако кричать: «Это она аутистов обидела, за аутиста ответишь!» – это запрещённый приём и довольно подленький.

Два Дуниных фильма мне кажутся откровенно слабыми и неталантливыми. Фильм «Кококо» – милейший, опять же по моему мнению. Развлекуха милая. Новый фильм я не видела, не имею права говорить. Конечно, то, что Дунин удел – жизнь богатой благотворительницы, – это нечестно и неправда. Дуня активно снимала и до Чубайса. Да, Москвина неправа. Но на фонд и на аутистов она не наезжала. Я, честно, не услышала презрительности в отношении к фонду. Режиссёр обиделся за неприятие сериала и попытался разыграть карту «святое дело защиты аутистов обидели!». Мне кажется этот приём подловатым. Что не отменяет несправедливость Москвиной. Дуня, безусловно, не бездельная барынька, от нефиг делать страдающая благотворительностью. Она системный благотворитель, серьёзно и последовательно занимающийся аутистами.

 

Kristina Timofeeva:

Лёш, ну неужели эти жалкие пара слов, которые ещё к тому же сочинялись и обдумывались явно не один день, способны идти хоть в какой-то противовес с тем, что делает Дуня. Пускай пляшет вся неадекватная братия на этих строках, пляшет и завидует. Ни к чему занимать мысли такими дурами – единственное, что можно прочесть в этой статье, – это зависть.

 

Michael Sapozhnikov:

Алексей, я согласен, что походя пнуть в рецензии благородное дело Авдотьи – это плохо. И то, что вы встали на её защиту, – хорошо.

Вот только жар, с которым это делаете, говорит о том, что таки обиделись на рецензию в целом. На мой взгляд, за исключением мельком упомянутой «скучающей жены олигарха» – рецензия справедлива. Уж извините.

 

Мария Миронова:

Это абсолютно больная, озлобленная женщина! Ровно из нашего фильма «Садовое кольцо»!

 

Екатерина Сазонова:

Я не понимаю. У вас в сериале с откровенной издёвкой изображён благотворительный фонд, помогающий жертвам бытового насилия. А тут вы оскорбляетесь словами критика, которая сказала недоброе слово про благотворительный фонд, помогающий людям аутического спектра. Где логика?

 

Валерия Рубинская:

Очень плохой сериал. Чернуха с талантливыми актёрами. Согласились сниматься, скорее всего, из-за уважения к великому Смирнову-старшему.

 

Валерия Рубинская:

Хитрость Ваша, Алексей Смирнов, – перевести вектор комментариев с бездарного сериала на статью об Авдотье и фонде, про которых ничего плохого в статье не написано.

 

Jelena Ahne-Vladychina:

Сериал ужасный и пошлый, особенно начиная с появления мамаши героинь. А рецензия Москвиной хорошая, только один пассаж об Авдотье Смирновой можно было не писать, но, с другой стороны, и снимать её не надо было, её появление только добавляет пошлости и штампов в это омерзительное кино.

 

Письмо добрым и здоровым от злой и больной

Прежде всего, детишки, поймите: я не из вашей песочницы. Я живу в Петербурге, на Университетской набережной и, сочиняя свои «пасквили», смотрю прямо на Неву. Иногда воображаю себе людей, которые ходили тут, писали сценарии, снимали кино – другие сценарии и другое кино. Моя статья вам показалась злой – о, если бы вы слышали, что говорили в 70–80 годах профессионалы друг о друге в кафе «Ленфильма»! Такую халтуру, как «Садовое кольцо», – а по всем профессиональным составляющим этот сериал является халтурой – там буквально истолкли бы в ступе. Наверное, и поэтому тоже тогда в кино не было дутых репутаций. Наоборот, хорошую честную работу внутри цеха нередко принижали из-за строгих требований.

ИЗ ТЕХ, кого возбудили мой моральный облик и даже моя внешность, я почти никого не знаю лично. Осквернить светлый облик благотворительного фонда «Выход» я никак не могла, потому что смутно знаю о его существовании вообще. Я не журналист социально-аналитической тематики и не филантроп. Мысль моя неглубокая была лишь та, что после перемены участи судьба А. Смирновой ведёт её исключительно в благотворительность, а это творческому человеку принять трудно. Конечно, Смирнова вправе снимать кино, но я вот не вижу аудитории для таких фильмов. К тому же со времён царя Соломона силы Провидения озабочены тем, чтобы на свете не было человека, который получил бы от неба ВСЁ. Чем-то приходится жертвовать. Если я окажусь не права, ну что ж, значит, я окажусь не права. Но суждений о фонде «Выход» я никаких не высказывала – это за пределом моей компетенции.

Краем уха много лет назад я слышала о режиссёре «Садового кольца» Алексее Смирнове. Что был он в детстве болен и что средства на его лечение давал, кажется, Никита Михалков. Стало быть, теперь Алексей выздоровел, и это прекрасно. Надеюсь, он нашёл случай поблагодарить Михалкова за помощь. Не всё же призывать общество к нерукопожатию Москвиной Т.В.? Надо же добрым и здоровым проявлять добрые и здоровые чувства. А то размахнулись, понимаешь ли. Один Геннадий Смирнов пожалел меня, несчастную женщину. Геннадий! А как мне-то жаль вас, несчастного маленького актёра эпизодов! Приходите в гости, хлопнем по рюмашке, поплачем над нашей горькой участью…

Странно, что Максим Виторган аж предложил плюнуть мне под ноги. Никогда не слышала о такой форме осуждения! Кого конкретно направят плевать? Ксению Собчак? Стало интересно! Камеру, камеру! А я ведь даже конкретно про него ничего не написала, да и что писать-то? Максим Эммануилович на экране везде одинаковый, особо не напрягается, такой жизнелюб-бодрячок. Напрасно он не читает газету «Аргументы недели», где я пишу с 2006 года (аудитория бумажной версии 1 050 000, сайта – 10 млн посещений в месяц). Постепенно он бы привык к мысли, что на свете бывает критика, предназначенная для огромной аудитории, а не для трёх с половиной френдов по ФБ.

Надеюсь, читатели оценили культурный уровень моих оппонентов. (В пушкинские времена такое именовали «светская чернь».) Люди в соцсетях совсем распустились. Поэтому-то обязательно нужно сохранять настоящие печатные СМИ, чтоб с редакторами да с корректорами, чтоб информация была проверенной, а мнения авторитетными. А то мы захлебнёмся в дерьме. Что до моего настроения, не беспокойтесь: так закалялась сталь. На меня ещё в 1988 году народный артист Игорь Горбачёв ходил жаловаться в ленинградский обком партии. И что же? Последнее в его жизни интервью взяла у Игоря Олеговича именно я, отличное было интервью.

Несколько удивила меня Анна Друбич: человек всё-таки дожил до 34 лет и не открыл для себя, что внешность человека не находится ни в какой связи с его интеллектуальными и творческими возможностями. Анна, к примеру, довольно привлекательна – гарантирует ли это её мощь как композитора? Или любящие родные волевым усилием поместили А. Друбич на то место, какое должно было бы по совести принадлежать более одарённому человеку? Вот что рассказала Анна в одном интервью: «Однажды я бренчала на фортепиано, папа (режиссёр С. Соловьёв. – Т.М.) заканчивал работу над фильмом «О любви». Он услышал, как я бренчала, и сказал: «Слушай, как здорово, мне как раз нужна примерно такая хрень для кино»… Потом он подбил меня написать музыку к «Анне Карениной», вполне себе из корыстных соображений. Все композиторы, с которыми он хотел тогда работать, просили большие авансы…»

Нет, не вижу я ничего хорошего в том, что почти всё производство аудиовизуального продукта сосредоточено в Москве, причём в руках нескольких семейств. Разумеется, дети творческих людей тоже могут оказаться талантливы, но это надо предъявить и доказать. А они зачастую получают большие возможности авансом, ничего не предъявляют и не доказывают, продолжают обитать в своей теплице. Где искусство для многих из них – это хрень, которой кормятся папа, дядюшка, брат, тётя и так далее. Однако за теплицей расположен большой мир, который никаких обязательств их обожать не брал. Кроме того, беспокоит судьба одарённых людей, лишённых возможностей типа «бренчать на фортепиано, пока папа заканчивает работу над фильмом». Я знаю несколько случаев, когда после ярчайшего дебюта в кино режиссёры маялись без работы и пытались собрать деньги в Сети. Проблематика, детишкам неведомая.

В заключение сообщаю радостное для тех, кто заинтересовался литературной деятельностью злой и больной крысы: на сегодняшний день у меня вышло 17 книг, среди которых – «Похвала плохому шоколаду», «Люблю и ненавижу», «Она что-то знала», «Ничего себе Россия», «Энциклопедия русской жизни», «В спорах о России: А.Н. Островский», «Позор и чистота», «Жизнь советской девушки», «Культурный разговор» и другие сочинения. Последний по времени сборник эссе «Топ-топ хронотоп» вышел буквально на днях.

Так что вперёд – в книжный магазин! Будет интересно.

Татьяна МОСКВИНА, отдел культуры еженедельной газеты «Аргументы недели»

Ловчев о футболе эпохи Абрамовича

Понравилась публикация? Поддержите издание!

5 руб. [ Сказать спасибо ] 25 руб. [ Получить свежий номер на почту ] 490 руб. [ Получить годовую подписку ]

*Получай яркий, цветной оригинал газеты в формате PDF на свой электронный адрес

Оставайтесь с нами. Добавьте нас в "Мои источники" в Яндекс Новостях и мы позаботимся о том, чтобы вы читали только интересный и проверенный контент

Добавить в «Мои Источники» в Яндекс Новостях

Обсудить наши публикации можно здесь:

?>

//Новости Гнездо.ру

Загрузка...

//Новости RedTram

//Новости ADWILE

//Новости МирТесен



//Новости партнеров


//Новости партнеров

//Новости ADWILE

//Новости advert.mirtesen.ru

//Читайте также

//Новости Redtram

//Новости СМИ2

//Новости Lentainform.com

Загрузка...

//Мы в соцсетях

Загрузка...
//Наши партнеры